«Здесь больше, чем просто селедка»: спектакль по картине Питера Брейгеля с участием незрячих и слепоглухих актеров

  • Время на чтение:5 мин
  • Просмотров:13
  • 0
    • FB
    • VK
    • TW
    • TG
  • 0
  • 0

3 ноября «Инклюзион» и режиссер Туфан Имамутдинов представили в театрально-культурном центре имени Всеволода Мейерхольда спектакль «Здесь больше, чем просто селедка» с участием незрячих и слепоглухих актеров.

Брейгель и конец света

Основой для спектакля стала одна из самых загадочных картин Питера Брейгеля Старшего «Фламандские пословицы» (или «Мир вверх тормашками»), написанная в 1559 году. В картине зашифровано более ста старинных нидерландских пословиц и поговорок.

«Сидеть на пепле между табуретами» (быть нерешительным), «Привязать Христу льняную бороду» (скрывать обман под личиной благочестия), «Вешать колокольчик на кота» (совершать опасный и неразумный поступок), «Смотреть, как медведи пляшут» (голодать), «Кусать железо» (врать, не скромничать) — смысл некоторых выражений известен, другие со временем были забыты. На картине Брейгеля 60 человеческих фигур помещены в небольшое пространство. При этом у зрителя создается ощущение, что они не видят друг друга.

Композитор Владимир Мартынов, написавший музыку к спектаклю, в одной из своих книг говорит: мы все ждем конца света, а на самом деле он уже давно наступил, просто никто этого не замечает.

По словам Имамутдинова, главная тема творчества художника – внутренняя слепота человека. Она отразилась во многих его картинах, в числе которых, помимо «Фламандских пословиц», – «Падение Икара», «Вавилонская башня», «Сорока на виселице», «Охотники на снегу».

1 из 3

Тема духовной слепоты и ощущение конца человечества, присущие Брейгелю, оказались близки Имамутдинову. Он долго вынашивал идею спектакля и понял, что сыграть должны именно незрячие актеры. Решение далось непросто. «Страх ослепнуть – это один из главных страхов человека. Наверное, второй после страха смерти, – говорит директор центра реализации творческих проектов «Инклюзион» Татьяна Медюх. – Людям сложно воспринимать эту тему. Мы, с одной стороны, проецируем эту тему на себя, а с другой – всячески открещиваемся от нее».

Как все начиналось

Фраза «Здесь больше, чем просто селедка», выбранная для названия нового спектакля, означает «Тут нечто большее, чем видно на первый взгляд».

1 из 3

В спектакле заняты шесть человек – трое незрячих и трое слепоглухих. Они все – непрофессиональные артисты. В ходе кастинга Туфан отдавал предпочтение людям, которые мечтают выйти на сцену, даже если раньше они этого никогда не делали. Человека, который танцует, поет и играет на музыкальных инструментах, но для которого этот выход был бы чем-то второстепенным, не принимали. «Мне нужны были люди, которые горят театром», – сказал Туфан.

Авторами спектакля стали его участники: каждый из них выбрал три пословицы и написал текст, предложив свои идеи и образы. Впервые в России такой спектакль был поставлен без участия профессиональных артистов.

Актеры

Александр Качанов увлекался футболом. Когда зрение стало падать он занялся шахматами, играл в сборной СССР. «Я никогда не был актером и не знаю, почему меня выбрал Туфан, – рассказывает Александр. – Я сказал только, что люблю танцевать. Рядом сидел хореограф Марсель, и он спросил меня: а вы можете танцевать под классическую музыку? Я, конечно, ответил утвердительно».

В ходе репетиций Александра Качанова прозвали «губернатором острова». «Что меня вдохновляет? Ну, во-первых идея интересная, – продолжает Александр. – Еще понравилась атмосфера. Я любитель пошутить, и даже борюсь с этим, а Туфан мне это позволил. И я оторвался по полной».

1 из 3

«Я живу театром, – говорит другой артист Роман Пугачев. – В театре нет границ, нужно только верить в себя и идти вперед. Главное, чтобы спектакль был хорошим, а видит актер или нет, в сущности, нет никакой разницы».

Ирину Поволоцкую называют «Фиолетовой феей Феникс» и «звездой инклюзивного театра». О ней снимают документальные фильмы, пишут статьи, ее приглашают на публичные дискуссии. Ирина с детства не слышала и почти не видела. После потери остаточного зрения она несколько лет находилась в депрессии, но сумела справиться с этим испытанием благодаря фламенко, театру, живописи и литературе.

Многие тексты, которые звучат в спектакле, написаны или отредактированы Ириной. Она планирует издать автобиографическую повесть «Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего не говорю» и поэтический сборник. «Когда мне предложили принять участие в этом проекте, я сразу согласилась, – говорит Ирина. – Он показался мне необычным и очень интересным, и прежде всего масштаб личности Туфана сыграл свою роль».

Неслучайным стал приход в театр и Натальи Горох, которая видит в нем возможность для актеров быть самими собой, и Надежды Голован, которая регулярно выходит на сцены московских театров, а в спектакле, не видя и не слыша музыки, исполняет зажигательный танец, и Алексея Горелова, для которого театр – это смысл жизни.

1 из 3

Туфан Имамутдинов говорит, что незрячие и слепоглухие разговаривают телом: «Они могут более ярко выразить тему, чем драматические артисты. У них жестовый язык, пальцы, руки, тело больше говорят на самом деле, чем у драматических артистов, которые привыкли сесть на диван и рассуждать. У них пальцы видят больше. То, что делают они, не могут повторить драматические артисты».

Зрители понимают, что эти люди незрячие, и это понимание добавляет ситуации смыслов, накладывает на восприятие определенный отпечаток.

«Это дает иной опыт мне и моей команде, – рассказывает режиссер. – Нужно приложить усилия, чтобы найти язык общения, и когда ты находишь его, непривычная структура дает и непривычные ходы. Как режиссеру, который привык работать с драматическими артистами, тебе приходится искать новые приемы выразительности. В творческом плане это позволяет состояться. Приходится думать и фантазировать в ином ключе. И получать новый опыт, что очень ценно».

Будущее инклюзивного театра

Постановка, объединившая театр, перформанс и изобразительное искусство, была осуществлена в партнерстве с ГМИИ имени А. С. Пушкина, благотворительным фондом «Искусство, наука и спорт»Театральным центром имени Всеволода Мейерхольда и инклюзивным культурным центром «Тверская 15».

Атмосферу живописи Брейгеля помогли создать музыканты: Анна Тончева, профессиональный исполнитель на исторических струнных и духовых инструментах эпохи Средневековья, Ренессанса и раннего Барокко, и музыкант-мультиинструменталист Роман Ломов.

1 из 3

Специально к премьере в «Мастерской тактильных макетов Михаила и Ольги Шу» был изготовлен макет картины «Фламандские пословицы». Перед спектаклем зрители могли ознакомиться с репродукцией и тактильной копией картины, а также послушать профессиональный тифлокомментарий.

Инклюзивный театр постепенно перестает быть экспериментальным и входит в обычное театральное русло. «Идеальная история начнется, когда мы не будем маркировать спектакль как инклюзивный. Когда будет важно только, интересный он или неинтересный, качественный или нет. Есть художественный продукт или его нет», – резюмирует Туфан Имамутдинов.

Мероприятия для вас

Читайте также

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google Chrome Firefox Safari