«Этот Вова, он вам кто?»: таксистка из Тольятти объединила 150 водителей из семи городов, чтобы помочь незнакомому мальчику с ДЦП

  • Время на чтение:13 мин
    • VK
    • TG

По данным ВОЗ, более 17 миллионов людей в мире страдают детским церебральным параличом (ДЦП). Часто диагноз развивается из-за родовых травм, генетических нарушений или инфекционных заболеваний. Это понимают не все: прохожие побаиваются таких малышей и обвиняют мам в нездоровом образе жизни. Но есть и те, кто, наоборот, помогает. Так, женщина-таксист с 20-летним стажем из Тольятти объединила более 150 водителей из семи городов, чтобы купить специальную коляску для пятилетнего мальчика с ДЦП. Почему она помогает незнакомому ребёнку и как присоединиться к акции, читайте в Добро.Журнале

«Не знала, куда бежать»

«Акушер залезла на меня сверху, навалилась всем телом и стала выдавливать из меня Вову», – вспоминает момент рождения долгожданного третьего сына Ксения Нишнулкина в разговоре с корреспондентом Добро.Журнала. 

То, что описывает Ксения – «приём Кристеллера», который запрещён Минздравом России с 1992 года. Во Франции акушеров, которые «выдавливают» младенца из матери, пожизненно лишают врачебной практики. Но во многих роддомах нашей страны приём неофициально применяют до сих пор: Вова родился в 2018 году. 

«Я не была готова к тому, что произошло после, – рассказывает женщина. – Первые двое детей родились здоровыми, я не знала, что такое может произойти со мной».

Ксения Нишнулкина - мама Вовы © Фото из личного архива

Первые несколько месяцев после родов Ксения провела с малышом в больницах. Она не догадывалась, что у Вовы – детский церебральный паралич. Сначала тревожило апноэ – по ночам мальчик внезапно переставал дышать. Потом врачи сказали, что Вова не слышит дальше трёх метров, а головка как-то странно «заламывается» в сторону. Чтобы поправить проблемы с шеей, Ксения обратилась к массажисту. К третьему сеансу врач дала понять: не всё так просто.

«Я была, как слепой котёнок: не знала, куда бежать, – с ужасом вспоминает Ксения. – Ходила к бабкам, даже к шаману, но они всё больше запугивали: говорили, что Вова долго не протянет».

«Почему – я?»

Сейчас Вове пять лет. Весёлый и деловой, мальчик много смеётся и почти никогда не сидит на месте: любит шастать по дому на ходунках, разбирать логические игрушки, вынимать одежду из ящика с бельём, теребить в руках колёсики и отвёртки.

Вова Нишнулкин Фото из личного архива семьи

1 из 3

Активность и любознательность Вовы – результат в основном маминых трудов. Муж Ксении работает дальнобойщиком, поэтому дома бывает нечасто. К счастью, помогали свекровь и средний сын Кирилл. В девять лет он добровольно стал «нянькой» для братишки: кормил, играл, помогал купать.

«Первый год был самым сложным, – признаётся Ксения. – Бессонные ночи, поиск врачей и чувство безысходности: “Зачем мне это всё, почему я?”. Сейчас понимаю: то же ощущают и другие мамы особенных детей. Прочитала у одного психолога, что принятие ситуации приходит только на четвёртый-пятый год. Наверное, так и есть».

Когда мальчику поставили диагноз «ДЦП и тугоухость четвёртой степени», Ксения изо всех сил старалась поправить его здоровье: водила к массажистам, остеопатам, возила к специалистам в другие города. 

Больше всего мама боится, что Вова будет «лежачим». Чтобы этого не допустить, она старается заинтересовать сына миром, дать ему всё, что есть у других ребят. Водит на детские площадки, мастер-классы, без конца ставит в ходунки, даже берёт в походы.

Вова с мамой и папой Фото из личного архива Нишнулкиных

1 из 3

«Нередко люди в общественных местах косятся на Вову, – делится Ксения. – Кто-то даже вслух высказывает, что я «пила и курила во время беременности». Я стараюсь не обращать внимания. Люблю своего сына, и радуюсь, что есть прогресс. Но, когда вижу здоровых детей, сердце сжимается от боли».

Пока Вова не научился говорить: если что-то нужно, выкрикивает звуки. По их интонации Ксения угадывает, чего он хочет. Год назад мальчику установили слуховой аппарат, он стал лучше понимать речь, звуков в его «лексиконе» стало больше. Ксения верит, что однажды Вова заговорит.

«Что будет, если меня не станет?»

Год назад Ксения записала сына в специализированный частный детский сад. В группе – ещё семь ребят с диагнозами. С малышами занимаются дефектологи: играют, лепят и рисуют, даже учат готовить. Чтобы было проще водить Вову в сад, семья переехала в съёмную квартиру на противоположном конце города. 

Однажды в переписке с другими мамами из садика Ксения поделилась, что её сын не ходит в туалет под себя, просится на горшок. В ответ она получила негатив.

«Ты зачем приучаешь его к горшку, на что надеешься? – возмутилась одна из мам. – Он же у тебя тяжёлый будет, не поднимешь. Пускай под себя ходит».

Ксения дала отпор. Она верит: однажды её ребёнок станет самостоятельным. Да, не как все. Но он сам будет добираться до кухни, комнаты и тем более – до горшка. Но пока его приходится носить на руках и кормить из ложечки.

«Иногда я думаю: откуда у меня столько сил? – рассуждает Ксения. – Наверное, Вова мне их и даёт. Благодаря ему я побывала в Петербурге, стала спокойнее принимать всё, что происходит. Но… что будет, если меня вдруг не станет?»

Ксению поддержала основательница благотворительного фонда помощи, поддержки и защиты детей и семьи «Другое детство». Она заметила, что у Володи и правда есть шанс стать самостоятельным. Для этого нужно как можно раньше начать пользоваться инвалидной коляской активного типа. Стоит она около 400 тысяч, изготовляется на заказ. Такой суммы у Нишнулкиных нет – деньги уходят на оплату врачей, детского сада и съёмной квартиры.

В ноябре 2022 года фонд открыл сбор средств на коляску для Вовы. Первые месяцы деньги «капали» на счёт медленно: три тысячи из 402 876 рублей, 16 тысяч… Ксения почти без надежды заходила на страницу сбора, как вдруг в конце апреля цифра поползла вверх. 

В поисках ответа Ксения зашла на страницу фонда «Другое детство». Там и узнала: оказывается, информацию о сборе средств на коляску для Володи разместила в своём автомобиле таксистка из Тольятти Яна Стрюк. Она же рассказала о Вове водителям из других регионов России. 

«Когда я узнала о поступке Яны, то была в шоке. Так много родных, которые не помогают – предпочитают не вмешиваться. А тут человек, который нас не знает, делает столько! У меня просто нет слов», – говорит Ксения. Слышно, что она плачет.

«Кем вам приходится этот Вова?»

Что же подтолкнуло автомобилистку организовать акцию для мальчика, которого она никогда не видела вживую? Чтобы узнать это корреспондент Добро.Журнала дозвонился до Яны.

«Знаете, я вечно я кому-то помогаю, – низкий грудной голос Яны звучит из динамика телефона тепло и спокойно. – То собираю вещи для погорельцев, то перевожу деньги в фонды. Иногда в таксистских чатах появляются наивные вопросы от молодых девчонок. Я спешу ответить им лично, пока их не «заклевали». Всех мне жалко. Почему – не знаю. Наверное, я просто была воспитана в доброте».

Яна Стрюк - водитель такси в Тольятти © Фото из личного архива

Яна Стрюк работает таксистом больше двух десятков лет. Были периоды, когда она устраивалась менеджером по продажам, но вечерами всё равно таксовала, не хотела бросать любимое дело. 

«Возможно, много работаю из-за одиночества – своей семьи и детей у меня никогда не было», – признаётся Яна.

Год назад женщина создала в соцсетях группу для общения таксистов со всей России. В ней водители делятся рабочими моментами и рассказывают о своих общественных инициативах. Одни устраивают автопробеги в пользу приюта для животных, другие собирают средства для людей с инвалидностью.

Яна тоже решила организовать акцию. За адресатом помощи обратилась в фонд «Другое детство», который поддерживает семьи с особенными детьми. Сейчас у организации открыт сбор на восемь подопечных. Каждому из них нужна помощь, но у Вовы – самый большой сбор.

© Фото из архива фонда

Вот уже два месяца Вова «катается» на спинке заднего сиденья такси по семи городам России. Его портрет и QR-код на сбор средств разместили больше 150 водителей. 

Чаще всего пассажиры реагируют положительно: переводят деньги, фотографируют, иногда просто хвалят задумку. Но есть и те, кто начинает недовольно расспрашивать: 

«А кем вам этот Вова приходится? Он вам кто? Знаю вас, заберёте деньги себе». 

На такие выпады Яна реагирует спокойно – и не такое бывало за двадцать лет опыта работы в такси! 

Основы волонтерства для начинающих
Бесплатный онлайн-курс

Как устроен этот мир изнутри? Вы узнаете, как работают добровольцы в разных сферах, ка...

Пройти курс

«Неважно, что скажут о моих делах, я и сама о них не распространяюсь, – говорит Яна. – Когда обо мне написали на странице фонда в соцсетях, посыпались сообщения от знакомых: “Янчик, вот это ты даёшь! Что же ты молчала? Куда переводить деньги на мальчика?”».

Яна мечтает поскорее собрать деньги на коляску для Вовы и встретиться с ним вживую. О чём-то более глобальном женщина-филантроп не мечтает. Ведь, как говорил изобретатель автомобиля Генри Форд, успех – это делать для мира больше, чем он делает для тебя.

Если вы хотите помочь подопечным фонда «Другое детство», то можете сделать пожертвование на официальном сайте https://bfdrugoedetstvo.ru/ или написать на электронную почту программного директора фонда program@bfdrugoedetstvo.ru. 

Ранее Добро.Журнал писал, как особенным детям помогает гидрореабилитация.

Заглядывайте в наши сообщества!

ВКонтакте — vk.com/dobro.press

Телеграм — t.me/dobrojournal

Читать далее

Многодетная жительница Комсомольска-на-Амуре написала песню для глухих людей и организовала съёмки инклюзивного клипа

Читайте также