Идеальный шторм: благотворители и меценаты обсудили влияние пандемии на работу общественных организаций

  • Время на чтение:11 мин
  • Просмотров:138
  • 0
    • FB
    • VK
    • TW
    • TG
  • 0
  • 0

2 марта в Москве прошел Форум благотворителей и меценатов, в котором приняли участие представители бизнес-сообщества, некоммерческих и волонтерских организаций, благотворительных фондов. На форуме эксперты обсудили влияние пандемии коронавируса на некоммерческий сектор в 2020 году, рассказали о своих достижениях и уроках, которые они извлекли из кризиса.

Директор благотворительного фонда «КАФ» Мария Черток отметила невероятную мобилизацию некоммерческих организаций, компаний, доноров и гражданского общества во время пандемии. По ее словам, это проявилось как на бытовом «соседском» уровне и в ежедневных действиях граждан, так и в работе организаций. В частности, речь идет об инвестициях в строительство госпиталей. В кризис государство стимулировало работу НКО, говорит Черток, но самым главным пунктом поддержки стало принятие налоговых льготы для бизнеса, совершающего благотворительные пожертвования. Этих изменений третий сектор добивался несколько лет, подчеркнула она.

Черток также рассказала, что в пандемию СМИ стали все больше рассказывать о «добрых» делах и возможностях участия граждан в социальной активности. Журналисты начали озвучивать в сюжетах бренды социально-ориентированного бизнеса и рассказывать о различных акциях, которые подтолкнули общественные инициативы на низовом уровне. По словам, директора Агентства социальной информации Елены Тополевой, работы у СМИ в пандемию стало только больше, но и аудитория прибавилась.

Весной и летом 2020 года фонд «КАФ» проводил опросы НКО об их самочувствии во время пандемии. По словам Черток, в этот период «НКО-сообщество ориентировалось на реальные потребности граждан». НКО создавали возможности для онлайн-обучения как на региональном, так и на федеральном уровне. Все организации оказывали друг другу помощь и создавали коалиции, что помогло сделать помощь более эффективной.

При этом в России во время пандемии так и не получилось создать коалицию доноров. Например, в Великобритании Ассоциация страховых компаний создала фонд быстрого реагирования для помощи НКО в размере 100 млн фунтов. По словам Черток, «это огромный ресурс для НКО, которые могут не искать 15 разных доноров, а подать заявку в одно конкретное место». «КАФ» попытался создать подобный фонд быстрого реагирования в России и в него вложили деньги несколько доноров, но на своих условиях. «Фактически это не было единым фондом», - пояснила Черток.

Она также отметила, что нет статистики, которая могла бы отобразить реальный вклад НКО в борьбу с пандемией. Например, фонд «КАФ» потратил на эти цели 180 млн рублей, но общей цифры по некоммерческому сектору не знает никто. «Цифра могла бы говорить о важности и объемах нашей деятельности. Помимо этого, у нас пока не был оценен вклад иностранных доноров и фондов», - сообщила Черток.

Генеральный директор благотворительного фонда Владимира Потанина Оксана Орачева отметила, что команда фонда начала предпринимать системные решения еще до официального карантина. Владимир Потанин выделил на борьбу с пандемией миллиард рублей. В начале работы не было понятно, кому именно понадобится эта помощь, подчеркивает Орачева, но предыдущий опыт кризисов показал, что поддерживать нужно будет не только медицинскую сферу. Сотрудники фонда обсуждала варианты оказания адресной помощи, но затем решили помочь НКО, которые работали на «передовой».

В пандемию Фонд Владимира Потанина провел три «антикризисных» конкурса и помог НКО выплатить сотрудникам зарплату, погасить платежи за аренду, накопить «подушку безопасности», а также быстро перейти к работе в режиме онлайн. «Важно было поддержать не только личные инициативы, но и системные программы. Мы также делали опросы, программы сопровождения и образовательные курсы, налаживали онлайн-диалог между НКО в регионах. Главный вывод, который мы сделали: надо проявлять гибкость и уметь подстраиваться под обстоятельства», - отметила Орачева.

«Кризис - это не только испытание, но и возможность», - говорит директор благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт» Фатима Мухомеджан. Учредитель организации и меценат Алишер Усманов выделил на решение кризисных задач 160 млн долларов. Средства пошли на маски, дезинфекторы и помощь медикам, но «полностью фонд свою деятельность на злобу дня не переориентировал», говорит Мухомеджан.

По ее словам, поддержка культуры и проектов по сохранению наследия показывают уровень развития страны. Во время войн и кризисов таким проектам всегда уделялось достаточно времени и финансов, говорит Мухомеджан.

Многие проекты фонда «Искусство, наука и спорт» в пандемию ушли в онлайн. Фонд также оказывал поддержку деятелям искусства и культурным учреждениям, которые запустили свои кризисные программы и предоставили зрителям доступ к просмотру спектаклей. При этом наиболее остро в поддержке нуждались именно крупные организации, а не частные, которые отреагировали на изменения более оперативно, считает Мухомеджан.

Для создания программы работы в кризис необходимо иметь опыт партнерства между НКО, говорит председатель наблюдательного совета благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко Ксения Франк. «Его сложно создать спонтанно, когда все привыкли работать только в своем поле деятельности», - подчеркнула она.

Во время пандемии фонд создал коалицию «Забота рядом» вместе с альянсом «Серебряный возраст». Коалиция объединила небольшие НКО, органы местного самоуправления, сельские сообщества и волонтеров с целью выявления пожилых людей, которым нужна продуктовая, юридическая и психологическая помощь. В рамках этой программы коалиция помогла 90 тыс. граждан. Из них 4,8 тыс. не числились в списках соцслужб, как нуждающиеся.

Франк также отметила важность коммуникации между местными НКО, которые лучше крупного фонда понимают местные проблемы и могут, при необходимости, давать друг другу советы. Но несмотря на накопленный опыт взаимодействия государства, НКО и общества, коммуникация между ними была недостаточной, подчеркнула она. «Не везде НКО были включены в оперативные штабы, хотя они первыми видят проблему. Эта проблема особенно актуальна в регионах, где мало или нет сильных НКО, у которых уже были бы доверительные отношения с местной властью», - говорит она.

Заместитель генерального директора по устойчивому развитию и коммуникациям компании «Металлоинвест» Юлия Мазанова говорит, что пандемия стала для всех большим системным испытанием, но главным достижением кризиса стало укрепление доверия между властью, бизнесом, НКО и гражданами.

Корпоративная медицинская служба самостоятельно организовывала медицинские вебинары московских клиник. Компания сотрудничала с местными властями: закупала томографы и открыла больницу в Железногорске на 60 кислородных дополнительных коек. При этом «Металлоинвест» столкнулся со множеством бюрократических трудностей - многие процедуры приходилось долго оформлять документально.

Мазанова отметила, что в кризис в регионах на помощь пришли волонтеры. По ее словам, в 2021 году фонд выделит 26 млн рублей на региональные проекты, которые выросли из небольших инициатив граждан до уровня большого частного партнерства.

Директор по внешним коммуникациям и связям с общественностью группы МТС Елена Кохановская призвала представителей бизнеса из моногородов активнее сотрудничать с компанией, делая совместные социальные проекты. Сейчас МТС работает с 500 локальными сообществами, но из-за спада активности пандемии «история партнерств постепенно заглушается», говорит она.

Первый заместитель руководителя Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы Александра Александрова считает ситуацию во время пандемии «идеальным штормом, который непонятно, когда закончится». Из успехов департамента в кризис она отметила быстрое создание аналитического центра. «До пандемии 128 тыс. человек нуждались в помощи на дому, а во время локдауна их стало два миллиона. Мы перестали быть чиновниками и сами носили людям больничные. Стало понятно, что нас мало, нам нужны волонтеры и НКО. Мы их обучали, выдавали все необходимые средства и заботились, чтобы они находились только в своем районе Москвы. Социальное волонтерство стало поистине массовым», - отметила она.

Фото: «Искусство, наука и спорт»

  • 0
  • 0
  • FB
  • VK
  • TW
  • TG

Читайте также

Комментарии

0 комментариев