«Не будьте попрошайками!»: мама особенного ребёнка основала свой бренд одежды

  • Время на чтение:10 мин
    • VK
    • TG

14 лет назад жизнь перспективного юриста из Казани Далии Гайнановой сильно изменилась: она стала мамой ребёнка с тяжёлой формой ДЦП. Как многие родители особенных детей, женщина не была к этому готова. Ради сына женщина ушла из профессии, подрабатывала уборщицей, а затем открыла производство одежды для детей с инвалидностью и некоммерческую организацию. О том, как женщина перенесла новость о диагнозе сына и почему она помогает другим родителям особенных ребят, читайте в материале Оксаны Чернышевой в Добро.Журнале.

Далия Гайнанова вместе с сыном Тимуром

«Сказали подписать документы на отключение его от аппарата»

Далия Гайнанова из Казани всегда была труженицей. Она с отличием окончила юрфак Казанского федерального университета, параллельно с учёбой подрабатывала в боулинге, а в 19 лет устроилась юристом третьего класса в Верховный суд. 

Она уверенно шла по карьерной лестнице дослужившись до секретаря суда, но всё изменилось с появлением сына Тимура. 14 лет назад Далия стала мамой ребёнка с тяжёлой формой ДЦП. Это последствие родовой травмы, поясняет женщина.

«Когда я его рожала, мне врач отказал в кесареве, ссылаясь на то, что у него нет операционной. Его сразу положили в реанимацию», – рассказывает Добро.Журналу Далия.

Далия Гайнанова, её дочь и сын

В первый день девушку не пустили к сыну – сказали, что с ним всё хорошо, он «на капельнице». А уже на второй – потребовали от молодой мамы подписать документы на отключение от аппарата искусственного дыхания. Малыш был в критическом состоянии. Далия на это пойти не могла. 

Потом их перевели в другую больницу, где врачи пытались выходить ребёнка. При этом Далия осталась с проблемой фактически один на один: врачи толком ничего не могли объяснить, да и психолог к молодой маме не приходил.

Впрочем, и то, что у сына – детский церебральный паралич девушка поняла не сразу:

«Только через год я узнала от своей подруги с таким же ребёнком, что тетрапарез, который мне писали в бумагах, это и есть ДЦП. У меня была истерика, – вспоминает Далия. – У нас нет маршрутизации. Куда бежать, где найти помощь, как обратиться в НКО, какие есть частные клиники и реабилитационные центры. И многие мамы просто теряют время. Когда они приходят в больницу, ей говорят: вы где были до этого? Потому что, как правило, ты остаёшься один на один с проблемой, плачешь, остаёшься без друзей и мужа, пока тебе соседка не даст дельный совет».

Дочь и сын Далии Гайнановой

«И уборщица, и директор в одном лице»

Чтобы состояние мальчика не усугублялось – ему постоянно требовались курсы реабилитации. Порой Далия просто жила с Тимуром в больницах.

При этом денег в семье не хватало даже на детские колготки. Нужно было выбирать: либо нанимать няню, что было очень дорого, либо – попрощаться с карьерой и найти новую работу с гибким графиком. Далия выбрала второе.

Сначала молодая мама пошла в уборщицы: мыла полы в квартирах, а по ночам – в клубах. Но средств на жизнь всё равно не хватало.

Тогда она создала собственную клининговую компанию. Говорит, что в тот момент в кармане было всего лишь тысяча рублей на покупку ведра и тряпок. Уборку заказывали в коттеджах, а потом в ресторанах. Бизнес разрастался, но времени на сына совершенно не хватало.

Далия Гайнанова

«Я была и уборщицей, и директором. Всё было на мне. Клиенты звонили с утра до ночи. Я разрывалась между семьёй и работой», – рассказывает Далия. 

Для особенных не было даже слюнявчиков

Лет в шесть Тимуру потребовались новые слюнявчики: старые бесконечно рвались, были маленькие по размеру, да и выглядели слишком по-детски. Это не устраивало молодую маму: пусть у сына тяжёлое заболевание, но это ещё не значит, что вместо слюнявчика нужно вешать ему на грудь подгузник. Хотя именно так и делали многие родители, потому что слюнявчиков для подростков и взрослых в магазинах не было.

Тогда Далия придумала собственное лекало для слюнявчика и сшила в ателье из плащёвой непромокаемой ткани. Его можно было стирать и он не рвался. Сначала мастерила делала для себя и таким же «особенным» мамам. Вскоре ей пришла идея создать собственный бренд одежды для детей с инвалидностью. 

Одежда из коллекции Далии

1 из 3

«Если этого нет в магазинах, вовсе не значит, что это никому не нужно. Я понимала, что нужно продумать не только удобную и качественную одежду для особенных детей, но чтобы у неё была низкая себестоимость. Поскольку мамы детей с инвалидностью, как правило, не могут покупать одежду за высокую цену», – объясняет мама. 

Но Гайнанова столкнулась с несколькими важными проблемами. Где шить? Как продавать? Это лишь немногие вопросы, которые Далии предстояло решить. На помощь пришли мои подруги, а теперь уже коллеги, Лариса Вознесенская и Эльмира Яруллина: они распространяли информацию о том, что такая одежда существует.

«Дети с аутизмом часто раздеваются, а старики с деменцией могут вытаскивать содержимое памперса, поэтому мы сделали комбинезоны с замком на спине. Всё адаптировали под потребности», – поясняет Далия.

Производство одежды

Важно было запустить производство так, чтобы не пришлось поднимать стоимость готовой продукции. Далия нашла выход: создала некоммерческую организацию и заручилась поддержкой администрации Казани.

«Ничего себе бизнес придумала!»

Половину помещения, которое предоставил город, занимает производство одежды. Сегодня тут шьют 35 моделей и продают около тысячи штук в месяц. Это слюнявчики, боди, флисовые комбинезоны, ортопедические брюки, слипы, наматрасники, угги и верхние куртки. Вся одежда функциональная и подходит для детей разных возрастов.

А в другой части расположилась НКО «Всё для детей». Здесь же небольшой детский садик, куда мамы могут прийти с ребёнком и отдохнуть, встретиться с психологом, просто выпить кофе. 

Команда НКО

1 из 4

По словам Далии, мамы забывают о своих потребностях и о том, что им тоже нужно жить, а не существовать. В организации стараются вытащить их из этого «кокона», чтобы они выдохнули хотя бы на время.

«Мы пытаемся сломать и позицию попрошайки. Мол у меня ребёнок, а вы все мне должны. Нет, вы сами не инвалиды, у вас есть возможности. Дело только в вас. Хотите ли вы жить полноценной жизнью? Мы помогаем это осознать и двигаться дальше», – продолжает она.

13–18июня 2023
Мероприятие: Республика Адыгея

Основы волонтерства для начинающих

Стать волонтером

Не редко одежду для особенных ребят заказывают и другие благотворительные фонды помощи людям с инвалидностью, и детские дома. При этом есть те, кто считает, что женщина просто зарабатывает на инвалидах.

Далия старается сделать всё, чтобы одежда для особенных ребят стала доступнее, а родители детей с инвалидностью, чувствовали себя увереннее. Ведь на собственном опыте знает, что значит без средств к существованию растить ребёнка, который не может сам есть, ходить и даже плакать.

Ранее Добро.Журнал рассказывал, как животные помогают особенным детям.

Заглядывайте в наши сообщества!

ВКонтакте — vk.com/dobro.press

Телеграм — t.me/dobrojournal

  • VK
  • TG

Читайте также