«От волонтерства нужно получать удовольствие»: как помогать фонду «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

  • Время на чтение:15 мин
  • Просмотров:460
  • 0
    • FB
    • VK
    • TW
    • TG
  • 0
  • 0

Навещать подростков в детском доме, поддерживать кризисную семью, шить мягкие игрушки — рассказываем, как добровольцы фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» решают проблему социального сиротства.

В 2004 году в одну из подмосковных детских больниц попала Елена Альшанская с дочерью. Там женщина обратила внимание на младенцев, которые лежали в боксах совсем одни и плакали. Врач объяснила, что это «отказники»: для них не хватало ни персонала, ни подгузников.

После выписки Елена собрала необходимые брошенным детям вещи и привезла их в больницу. Так появилось волонтерское движение помощи детям, оставшимся без попечения родителей, которое в 2007 году официально стало Благотворительным фондом «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

Организация решает проблему социального сиротства комплексно: помогает не только напрямую детям в детских домах, но и работает с кризисными и приемными семьями и матерями в роддомах, которые хотят оставить ребенка. Благодаря работе фонда в России началась масштабная реформа сиротских учреждений, которая должна улучшить жизнь детей-сирот.

«Наша задача — сделать так, чтобы дети не оказывались в детских домах. А если все-таки оказались, то мы стремимся максимально повысить качество их жизни и шансы на семейное устройство», — объясняет психолог и сотрудница проекта «Быть рядом» Анна Серкина.

Сейчас фонду помогают около 2 тыс. добровольцев. Кто-то годами навещает детей в детских домах и больницах, другие помогают разово — например, перевезти тяжелые вещи или сшить игрушку в мастерской для благотворительной ярмарки.

Чтобы стать волонтером фонда, не обязательно иметь специальное образование, но можно помогать и pro bono, оказывая профессиональные услуги: юридические, психологические и другие.

«Какое бы направление помощи ни выбрал волонтер, он не останется один: у него всегда будет поддержка более опытных коллег», — подчеркивает Анна.

Как правило, волонтеры фонда — это люди от 25 до 60 лет. Чаще приходят помогать женщины, но есть и мужчины, которые работают с фондом на протяжении многих лет.

«Есть отдельная категория волонтеров — мамы слегка подросших детей. Они говорят, что задумались о судьбе детей-сирот после того, как у них появился собственный ребенок», — рассказывает Серкина.

Фотография предоставлена фондом «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

Навещать детей в больницах и детских домах

Сейчас у фонда больше десятка проектов, в которых могут участвовать волонтеры: «Профилактика отказов от новорожденных», «Помощь родителям с ментальными особенностями», «Дети в беде», «Сопровождение замещающих семей» и другие. Среди самых популярных – проект «Быть рядом» .Добровольцы заботятся о детях в детских домах и больницах: ухаживают, становятся наставниками, помогают в учебе и всячески поддерживают перед выходом в самостоятельную жизнь.

В программе участвуют около 200 добровольцев. «Почти никто из них не является профессиональным педагогом или психологом — это просто взрослые работающие люди, которые готовы выделить несколько часов в неделю на помощь детям», — говорит Анна.

Выбор больницы или детского дома, где волонтер будет помогать, зависит от двух факторов. Первый — это функционал волонтера: многое зависит от того, как именно он будет помогать детям. «В одной больнице лежат подростки практически здоровые или с минимальными особенностями здоровья, в другой — дети с тяжелейшей инвалидностью, которых нужно кормить, купать, переодевать.

То же самое касается детских домов: где-то нужные наставники для детей, которые имеют перспективу выхода в полностью самостоятельную жизнь, где-то — волонтеры для детей с тяжелой инвалидностью.

Второй фактор — территориальный: при прочих равных человеку важно не тратить два часа на дорогу. «Удобство — залог устойчивого волонтерства», – объясняет Анна.

Научиться помогать осмысленно

На сайте фонда есть анкеты для потенциальных волонтеров. Одна для тех, кто уже выбрал направление помощи, другая для еще не определившихся. Вопросы анкеты помогают волонтеру сориентироваться в многообразии возможностей, которые дает фонд.

После того, как волонтер заполнил анкету, с ним связывается сотрудник конкретного проекта или сотрудник волонтерского центра — именно там разбирают анкеты тех, кто пока не знает, как именно хочет помогать.

Затем волонтера ждет обучение — без этого его не пустят к детям, кризисным или приемным семьям. Как правило, учеба занимает около месяца и состоит из пяти-шести онлайн-семинаров.

У вводного обучения, по словам Анны, две функции. Первая — дать знания, которые позволят волонтеру помогать осмысленно. Вторая — дать человеку возможность понять, куда он вообще идет.

«Сначала волонтера ждут три общих семинара — на них мы даем азы: рассказываем, как в России устроены детские дома, как дети в них попадают, что их ждет после и как вообще функционирует эта система. Обязательно освещаем юридические и психологические аспекты работы с детьми-сиротами.

На этапе обучения нам важно, чтобы у волонтера сложилось целостное представление о том, как работает фонд и какие у него ценности. Все семинары читают наши психологи и координаторы», — рассказывает Серкина.

После общих семинаров волонтер посещает два-три специализированных, в зависимости от того, какое направление помощи он выбрал. Для людей, которые будут помогать в больницах, есть семинары по уходу за тяжелобольными детьми, а для тех, кто хочет работать с подростками, существует семинар по наставничеству.

«Бывает, что волонтер все-таки затрудняется выбрать себе направление — тогда он может посетить все специализированные семинары и принять более взвешенное решение», – говорит Анна.

«После обучения человек проходит собеседование с психологом, где решается вопрос о возможности сотрудничества. Кроме того, психолог может скорректировать направление помощи, если видит, что волонтер сможет принести больше пользы немного в другой области», — рассказывает Анна.

Затем волонтеру нужно получить медицинскую справку: большинство учреждений требует определенный набор документов, но он везде разный. Точный список необходимых справок волонтеру выдаст психолог фонда после собеседования.

Фотография предоставлена фондом «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

Собрав документы, доброволец связывается с координатором волонтерской группы больницы, детского дома или психоневрологического интерната, куда он идет помогать. Координатор встретит волонтера на месте, поможет сориентироваться и проведет дополнительное обучение с учетом специфики учреждения.

«У нас нет практики групповых визитов. Первые несколько раз волонтер приходит в учреждение с более опытными коллегами, а когда почувствует себя уверенно, начинает навещать подопечных самостоятельно», — говорит Серкина.

Помощь в психоневрологическом интернате

Бывает, что волонтеры годами сопровождают ребенка, пока он находится в детском доме. Нередки случаи, когда наставник продолжает помогать и после, когда ребенку исполняется 18 лет и он выходит в самостоятельную жизнь либо, если у него есть ментальные особенности, попадает в психоневрологический интернат.

«Из подобных историй постепенно выросло наше сотрудничество с психоневрологическими интернатами. Изначально мы не работали с ПНИ, но наши волонтеры сопровождали детей с особенностями развития, когда они вырастали, покидали детский дом и оказывались в интернате. Когда таких случаев накопилось очень много, мы поняли: эту историю пора формализовать», — вспоминает Серкина.

Сейчас волонтеры фонда поддерживают воспитанников интернатов, помогая им, насколько это возможно, вести полноценную жизнь. Добровольцы обучают их бытовым навыкам, поддерживают психологически, организуют досуг и сопровождают в поездках в пределах Москвы. Узнать, в каком интернате сейчас нужна помощь, можно на сайте фонда.

Стать посредником между кризисной семьей и фондом

Еще один вариант помощи — стать куратором кризисной семьи, в которой есть риск, что органы опеки изымут детей, либо же сами родители откажутся от детей, не выдержав нагрузки.

«Как правило, это семьи, живущие в крайней бедности. Часто это семьи, где только один родитель, чаще мама, причем многодетная. Иногда бывает, что один родитель или оба сами выпускники детского дома. У некоторых бывают проблемы с алкоголем, но это далеко не единственный вариант», — объясняет Серкина.

Каждая подопечная семья получает от фонда помощь: юридическую, психологическую, материальную. У каждой есть свой куратор — человек, который держит с ней связь, знает, как идут дела и анализирует, чем может помочь фонд. «Куратор — это некий посредник между семьей и фондом», — говорит Анна.

«Интенсивность общения куратора зависит от потребностей семьи и ситуации, в которой она находится на данный момент. Они могут созваниваться раз в месяц, если ситуация достаточно стабильна, или каждый день, если семья, например, готовится к суду, на котором будет рассматриваться вопрос о лишении родителей родительских прав», — объясняет Серкина.

Фотография предоставлена фондом «Волонтеры в помощь детям-сиротам»

От куратора кризисной семьи не требуется специального образования. Как и другие волонтеры, он проходит обучение и собеседование с психологом. «Кроме того, у волонтера есть опытные коллеги, с которыми он может посоветоваться: координатор проекта, психологи, юристы. Эксперты регулярно проводят консилиумы, где обсуждают ситуацию в каждой конкретной семье. Большинство всех решений принимается коллегиально, и у куратора всегда есть подстраховка — он не работает с семьей один-на-один», — рассказывает Серкина.

Как фонд поддерживает своих волонтеров

«Одна из наших ключевых идей заключается в том, что человек должен получать удовольствие от волонтерства. Если он помогает на одной силе воле, вряд ли это продлится долго, да пользы от него будет не так много. Важно, чтобы с подопечными работали люди, которым это действительно в радость», — подчеркивает Анна.

Программа обучения в фонде устроена так, чтобы у будущих волонтеров создавалось максимально реалистичное представление о том, с чем они столкнутся, придя в больницу, детский дом или интернат.

Кроме того, волонтеры всегда могут обсудить с координатором или психологом фонда возникающие у них сложности — часто это помогает, и радость от волонтерства возвращается.

«Бывает, что кто-то из волонтеров принимает решение уйти после одного-двух посещений — для нас это очень нежелательный вариант. Во-первых, это потраченные впустую силы координатора, который обучал человека на месте. Во-вторых, некоторые репутационные потери перед сотрудниками учреждения, куда ходил волонтер. Фонду «Волонтеры в помощь детям-сиротам» действительно доверяют, но сотрудничество складывается эффективнее, когда люди приходят туда помогать на постоянной основе. Если же волонтер решает уйти через год и больше – это абсолютно нормальная ситуация. Мы делаем ставку на длительное волонтерство, но не на постоянное», — говорит Анна.

Читайте также

Комментарии

0 комментариев