«Снежные псы»: как волонтеры проекта «Земляне» ухаживают за собаками на ферме

  • Время на чтение:18 мин
  • Просмотров:541
  • 0
    • FB
    • VK
    • TW
    • TG
  • 14
  • 1

В России стартовал новый сезон волонтерского движения «Земляне». Каждый желающий может поехать на одну из 30 ферм в разных регионах страны и приобрести практические навыки в сельском хозяйстве: земледелии, растениеводстве или животноводстве. Одной из таких ферм-участниц стала хаскидеревня «Рузская Аляска» в Подмосковье. Помимо коров, коз и кур там живут 163 северных собаки, у которых началась новая жизнь без страха и насилия.

Грустная история со счастливым концом

Наталия Басина — руководитель хаскидеревни «Рузская Аляска» и идейный вдохновитель проекта. Она успешный юрист и проработала в этой профессии более 20 лет. Несколько лет назад Наталия переехала в загородный дом и завела двух сибирских хаски. Так ее жизнь начала меняться.

Через год, когда она уехала в отпуск, собаки убежали. Наталия начала их искать и обнаружила, что есть много потерянных и никому ненужных собак северных пород. Они красивые, пушистые и необычные, у них голубые глаза. Люди берут щенка, хотя у них нет времени, желания и денег, чтобы за ним ухаживать и воспитывать. Тогда собака оказывается на улице. И это в лучшем случае.

«Вот эту собаку зовут Огонек», — показывает Наталия на бело-коричневого добродушного хаски, который был не прочь пообщаться, но уворачивался, когда его хотели погладить по голове. «Он жил в хорошем и дорогом многоквартирном доме. Но у живодеров, которые над ним издевались. Это заметила общественность и решила вмешаться. Пса забрали с полицией и привезли ко мне».

Наталия показывает нам Огонька © Оксана Чернышева

Почти у каждой собаки на ферме есть своя грустная история. У русской пегой гончей были «слишком» развиты охотничьи инстинкты, и хозяин перестал с ней справляться. Аляскинского маламута Мориса привезли русские волонтеры из Китая — его спасли с фестиваля собачьего мяса. На ферме пса выкормили и, насколько это было возможно, восстановили психику. 

А породистая Мая родилась в Каире. Но переживала дома тяжелейшую жару, без движения и в тесноте. В исламе совсем не поощряются контакты с собаками, и было небезопасно выводить ее на улицу. Тогда хозяйка решила отдать своего питомца и написала в группы помощи разных стран. Так Мая попала на ферму, где впервые увидела траву и снег. Она до сих пор любит, когда с ней разговаривают по-английски, ведь так общались ее хозяева.

Хаски Веня — «ангел-хранитель фермы». Волонтеры нашли в Раменском, он бродил там четыре дня. Оказалось, что это пес с особенностями: у него нет ни слуха, ни зрения. Сначала Наталия приютила его у себя дома. Но Веня натыкался на мебель и боялся. А потом пса привезли на ферму, где он нашел себе друзей среди своих. Страх ушел.

«Есть мальчик по кличке Грей. Мы считаем, что он аутист. Потому что очень странный, может стоять и смотреть в одну точку. Его нашли привязанным к дереву в крайней степени истощения. Сначала пес отказывался от еды. Волонтеры приучали его, предлагали пять видов блюд. А потом он попал к нам, но не общался и сидел в уголке. За полгода удалось его восстановить. Оказалось, что Грей хорошо находит общий язык с детьми с аутизмом и ДЦП. Он их как-то вычисляет, подходит и прижимается. У них свой контакт», — рассказывает Наталия. 

Недавно на ферму приезжали дети-сироты с инвалидностью из подмосковного реабилитационного центра. Их истории похожи на истории питомцев Наталии: от кого-то отказались родители, а кого-то били. Волонтеры и сотрудники фермы выводили к детям собак, чтобы они пообщались. 

«И насколько дети потом расцветали! Они улыбались, реагировали, тянули к собакам руки. Кто не говорил — начал издавать какие-то звуки. Собаки тоже были особенно настроены, просто прилипли к детям и не отходили. Когда ты видишь это, не нужно никаких денег. Понятно, что бывает тяжело, всех надо кормить, содержать. Но когда такое происходит, в жизни появляются другие ценности», — говорит Наталия.

Всего они с мужем спасли, вылечили, приютили 163 бывших отказников и «потеряшек». Среди них — сибирские хаски, аляскинские маламуты, чукотские ездовые, гончие, метисы и просто дворняжки. О каждой породе она может прочитать целую лекцию. 

Самоед Стеша

1 из 5

Северные собаки — потомки волков?

Хотя у северных пород и сохранилось самое большое количество волчьих генов, они не являются прямыми потомками, утверждает Наталия. Сейчас есть исследования, которые показывают, что волки и собаки — это «двоюродные братья». У них был общий предок, который жил миллионы лет назад. 

Хаски могут считать своими предками чукотских ездовых собак, которых использовали на Дальнем Востоке для перевозки больших грузов. Затем купцы вывезли их на Аляску, когда началась «золотая лихорадка». Тогда там в основном работали аляскинские маламуты — они могли брать тяжелые грузы, но медленно передвигались. Хаски же были легкими, быстрыми и выносливыми, и при этом могли бегать на большие расстояния. 

С английского языка «husky» переводится как «хриплый». И все потому, что изначально их не восприняли всерьез. Но когда прошли первые соревнования в упряжках, они хорошо себя показали. Одна из самых известных историй — как пес Балто привез лекарство от дифтерии в поселок Ном. Но мало кто знает, что настоящего героя звали Того, который проделал гораздо больший путь и сократил время доставки — упряжка пошла по опасному льду. Именно хозяин Того — Леонард Сеппала — зарегистрировал хаски как породу. 

Оксана Чернышева

1 из 9

«Изначально все они аборигенные породы. Это значит, что они возникли путем естественного отбора, без скрещивания человеком. Например, наша Чуи — это ненецкая оленегонная собака, единственная купленная», — Наталия показывает на небольшую коричневую собачку. «Одна из самых древних пород на земле. Без них невозможно традиционное оленеводство. Не помогает даже современная техника и снегоходы. Такая маленькая собачка одна берет на себя 400 оленей. Десять таких могут охватить целое стадо».

Мама Чуи родилась в тундре, ее привезли в Санкт-Петербург из Салехарда на оленью ферму. Там у нее появились щенки. У Чуи сохранился такой инстинкт: он собирает стадо сельскохозяйственных животных в кучку. Только не знает, куда его загонять — этому еще надо учить. А иногда Чуи, когда ей что-то не нравится, кусает других собак за задние лапы. Этот инстинкт тоже из тундры — собаки проделывают это с оленями, когда у них начинается активный гон.

Чуи © Оксана Чернышева

От ненецких оленегонных произошли самоеды. В конце XIX века британцы увидели их у ненцев и вывезли двух. После разведения образовались самоеды. У них тоже есть своя особенность — в древности собака ложилась рядом с ребенком в чуме, замирала и грела его. И сейчас самоеды любят ложиться рядом, когда человек спит.

«Кстати, есть большая работа с упряжками. Все думают, что если запрячь десять собак, они сразу поедут. Но нет, их еще надо правильно подбирать по психотипу, физическим особенностям, контактам с другими собаками», — продолжает рассказ Наталия. 

«Самое главное — это лидер упряжки, особенная собака. Если у вас на севере его нет, то вы погибните. Такие лидеры у нас на ферме тоже есть, но их немного. Это как в человеческом обществе. Должен найтись такой, который возьмет на себя ответственность».

Не приют, а ферма

На ферме «Рузская Аляска» проводят туристические экскурсии. Гости приезжают, живут в небольших юртах, ходят с собаками в многокилометровые походы и сплавы. А зимой — в небольшие экспедиции на собачьих упряжках. 

«Мы не приют и не группа помощи. Они всегда вызывали у меня печаль. Просто мы много ездили за границу. И мне очень понравилось в Австрии: красивые коттеджи, пахнущее печенье, уют и чистота. Поэтому мы начали развиваться именно в туристическом формате. Чтобы сюда можно было приезжать вместе с детьми, отдыхать на природе, общаться с животными», — говорит Наталия. Помимо собак в хаскидеревне живут еще козы, коровы, куры и кролики. 

На ферме стараются заниматься и просвещением. «Мало кто знает, что Россия — одна из ведущих стран ездового собаководства. У нас большие северные территории: Якутия, Чукотка, Камчатка. Там испокон веков перемещались только на упряжках, иначе невозможно. Северная собака очень мощная энергетически. А еще она социальная. Поэтому многие, кто хочет преодолеть свою фобию, приезжают сюда и удачно с ней справляются», — добавляет хозяйка фермы.

Но, по ее словам, «выжить только на туристах нереально». Есть и основной доход — юриспруденция. Наталия против благотворительных сборов, обращается к ним только в крайних случаях, когда «действительно тяжело, ветеринария сегодня дорогая». 

А что насчет волонтеров?

В этом году ферма «Рузская Аляска» впервые начала сотрудничество с Министерством сельского хозяйства и его проектом «Земляне». Волонтеры со всей России могут приехать на одну из 30 ферм-участников на две недели и помочь по хозяйству, в уходе за животными или растениями. Остальное время они посвящают отдыху на природе: прогулкам по достопримечательностям, сбору ягод и грибов.

Рабочих рук не хватало и «Рузской Аляске». Наталия признается, что сначала у нее было к этому предвзятое отношение, потому что «собаки у нас хрустальные, хоть и выносливые для севера». Поэтому сделан упор на сотрудников, которые каждый день видят питомцев и знают, что с ними происходит, они могут заметить, когда что-то не так. 

Но оказалось, что волонтерством на этой ферме заинтересовались студенты — будущие ветеринары и кинологи. Они помогают на кухне, рубят мясо, кормят собак, убирают отходы, вычесывают, выгуливают, меняют воду, наполняют бассейны, дают таблетки, обрабатывают раны, берут кровь и даже ставят капельницы. 

Волонтеры Оксана Чернышева

1 из 8

«Это очень большая помощь. У нас нет своего ветеринара. А у ребят есть опыт, чтобы делать простые манипуляции. Им это интересно. Они осознают, что физический труд — это не зазорно, начинают лучше понимать животных», — говорит Наталия.

Волонтеры Маша и Вероника учатся в Курской государственной сельскохозяйственной академии. «Нам была близка тема Сибири, мы хотели туда поехать, но потом в последний момент увидели эту ферму и сразу решили, что едем сюда», — говорит Маша. «Это волонтерство для тех людей, которые хотят лучше изучить поведение животных. Когда ты познакомился с собакой, то начинаешь понимать, что она хочет тебе сказать. Но, конечно, и работа нелегкая, нужно быть к этому готовым».

«Смотрите, сейчас завоет», — говорит Вероника, подходит к собаке в закрытом вольере и начинает выть. Белоснежный хаски отзывается не сразу, но потом вовсю начинает ей подпевать. «Этого пса пока не выводят ко всем, он с особенностями. И к таким у нас особое отношение».

«Большую часть времени мы целуемся с собаками и общаемся. Сейчас у них идет активная линька. Мы вычесываем много шерсти, а потом из нее шьют варежки и носки. Но самый тяжелый процесс — кормление. Вечером мы их ловим и по одному выводим из вольера, затем пристегиваем с помощью шлейки и даем миску с едой. Чтоб не дрались во время еды. Кого-то легко поймать, а кто-то вырывается», — рассказывают волонтеры.

А еще они на поясах выводят собак гулять и купаться в речке. Волонтеры объясняют: подопечные уже сами знают, куда идти. Понимают, что каждому из них отводится время на гуляние и обратно сами идут в свой вольер. Но и побегать за ними нужно. 

Корреспонденту Добро.Журнала тоже удалось погулять с одной из собак — хаски Масей. Она была самой активной в нашей группе. И я думала, что закончится это тем, что Мася затянет меня в реку. Настолько она была сильная. Все время куда-то рвалась. Но стоило мне сказать, что мы спускаемся вниз к реке по очереди и что плавать я не хочу, так она сразу все поняла. Попила, помочила лапы и быстро повела меня обратно домой. Это был хороший опыт общения. Я очень люблю собак, хотя своей у меня никогда не было.

Мася Оксана Чернышева

1 из 3

«Это лучшая работа. Вот так заходить, общаться с ними…они столько позитива дают! Позавчера почти целый день был ливень. Мы вышли хмурые в дождь, в огромных дождевиках, и думали, что сейчас утонем. А собаки — спокойные, понимают, что грязно, никуда не прыгают. Лизнули тебя, и ты счастлив», — делятся добровольцы. 

В этом сезоне проекта «Земляне» от волонтеров поступило уже 800 заявок из 60 регионов страны. Участвуют фермы Архангельской, Владимирской, Калужской, Кировской, Ленинградской, Московской, Новосибирской, Псковской, Рязанской, Смоленской, Тамбовской, Тульской, Ярославской областей и Республики Татарстан. И набор продолжается. Подать заявку можно на официальном сайте.

А вы хотели бы поехать волонтерить на ферму? Присылайте комментарии в наши сообщества.

ВКонтакте — vk.com/dobro.press

Телеграм — t.me/dobrojournal

Читайте нас, комментируйте и делитесь новостями!

Читайте также

Комментарии

0 комментариев