«Для маленького ребёнка это был бы конец жизни»: смоленские общественники спасли уроженку Анголы с годовалой дочкой

  • Время на чтение:7 мин
    • FB
    • VK
    • TW
    • TG

Сотрудники кризисного центра «Смоленский дом для мамы» помогли уроженке Анголы по имени Физа и её дочке Мирабель. Как им удалось, несмотря на языковой барьер и сложности с документами, забрать девочку из «дома малютки» и организовать переезд, читайте в Добро.Журнале.

«Страшно вдвойне»

«Смоленский дом для мамы» © Фото из архива приюта

Осенью в «Смоленский дом для мамы» позвонил адвокат. Спросил, сможет ли кризисный центр на время приютить маленькую Мирабель – дочь уроженки африканской республики Ангола. Адвокат объяснил ситуацию: девушку с ребёнком задержали на границе с Белорусью из-за проблем с документами и отправили в смоленское СИЗО.

Директор «Дома для мамы» Татьяна Степанова согласилась принять малышку, но девочку всё равно направили в «дом малютки».

Девочка Мирабель © Фото из архива приюта

«Как бы ни пытались работники интерната скрасить жизнь девочки, для неё это огромный стресс, – считает Татьяна. – Ей ещё нет двух лет – это возраст, в котором формируется базовое доверие к миру. Если бы разлука длилась дольше, для маленького ребёнка это была бы катастрофа, конец жизни. Ведь у малышей весь мир сводится к маме – источнику питания, тепла, спокойствия. Для Мирабель, которая не понимает русской речи, это страшно вдвойне».

После суда Физу выпустили из СИЗО. Чтобы забрать дочь из интерната, она пошла в органы опеки. Увидев ходатайство «Смоленского дома для мамы», сотрудники снова позвонили Татьяне Степановой. Так Физа и Мирабель стали жить в приюте вместе с другими мамами и детьми, попавшими в трудную ситуацию. Даже встретили здесь Новый год. 

«Кричала «Бонжурр!» в трубку»

© Фото из архива приюта

«Физа говорит по-французски, но знает некоторые русские слова. Мы общались с ней через моего брата-переводчика, который подключался по видеосвязи из Москвы», – рассказывает директор «Смоленского дома для мамы».  

Физа объяснила, что приехала в Россию в 2018 году во время Чемпионата мира по футболу и осталась жить у друзей. Потом познакомилась с молодым человеком из Конго, от которого родилась Мирабель. Из-за проблем с документами девушка не могла приехать к брату в Казань.

Несмотря на трудности, сотрудники «Дома для мамы» взяли Физе и её дочке билеты на поезд, купили в дорогу памперсы и детское питание, договорились с волонтёрами казанского приюта, чтобы встретили.

«Когда Физа добралась до своего брата, он позвонил нам, поблагодарил, – вспоминает Татьяна. – А на фоне звучал голос Физы «Бонжурр!» и что-то ещё на французском. Мы договорились, что остаёмся на связи». 

Татьяна пообещала, что будет помогать ещё, если потребуется.

«Даже у самого сильного человека есть минуты, когда он не выкарабкается один»

© Фото из архива приюта

«Смоленский дом для мамы» появился в мае 2013 года. Это восьмой российский церковный приют для женщин в трудной жизненной ситуации. Бывшая сотрудница университета Татьяна Степанова была одним из организаторов.

«Всё начиналось с холодного сырого помещения с голыми стенами, – вспоминает директор «Смоленского дома для мамы». – Привлекали жертвователей, чтобы провести отопление, утеплить дом, искали сотрудников и средства, чтобы оплачивать их работу. Мы с моей дочерью дежурили даже ночью, пока не нашли социальных работников».  

С тех пор здесь приютили более 500 мам и детей. 

«За почти десять лет работы у нас были мамы разных национальностей, вероисповеданий – мы никогда не делаем различий и всем стараемся помочь», – говорит директор приюта.

Татьяна Степанова – директор организации «Смоленский дом для мамы» © Фото из личного архива Татьяны Степановой

2000 подопечных каждый год получают в «Доме» продукты, вещи, психологические и юридические консультации. А ещё – помощь в лечении, смене профессии, поиске работы и жилья. В 70% случаев подопечные «Дома для мамы» – бывшие воспитанницы детских домов, которым не к кому идти за помощью.

«Многие говорят, что мы оказываем девушкам медвежью услугу, – рассказывает Татьяна. – Уверяют, что после приюта они не смогут жить самостоятельно и откажутся от малышей. Но это не так. По личному опыту я знаю, как важно, чтобы в трудный момент кто-то оказался рядом. Даже у самого сильного человека могут быть минуты, когда он не выкарабкается один».

28–29января 2023
Мероприятие г Москва, ул Смоленская, д 8

"Москва Мам"

Стать волонтером

91% «выпускниц» приюта сохраняют детей, рассказывает директор. Многие через несколько лет приезжают семьями, рассказывают, как они устроились. Часто дружат с другими мамами, с которыми познакомились в «Доме», становятся одной семьёй.

«В «Доме для мамы» я вижу, что работаю не зря. Здесь люди могут почувствовать себя в безопасности, набраться сил и продолжить становиться счастливыми. Это придаёт сил», – говорит Татьяна.

Ранее Добро.Журнал писал о больничных нянях, которые заменяют матерей сиротам с заболеваниями. 

Заглядывайте в наши сообщества!

ВКонтакте — vk.com/dobro.press

Телеграм — t.me/dobrojournal

Фото из архива «Смоленского дома для мамы»

Читайте также

Комментарии

0 комментариев