Форум #МЫВМЕСТЕ: что такое системность в некоммерческом секторе

  • Время на чтение:13 мин
  • Просмотров:124
  • 0
    • FB
    • VK
    • TW
    • TG
  • 10
  • 1

На Международном форуме гражданского участия #МЫВМЕСТЕ эксперты обсудили, как добиваться системных решений в некоммерческом секторе.

Будущее без некоммерческих организаций — это будущее, в котором не существует проблем, говорит доцент кафедры политических и правовых учений Московской высшей школы социальных и экономических наук, политолог Екатерина Шульман. «Но такой степени совершенства по эту сторону вечности нам не достигнуть», — добавляет она.

По словам политолога, органы государственной власти не могут выполнять все социальные функции и все больше делегируют их НКО. Это происходит потому, что государство — «поезд, который едет по рельсам, а социальное пространство никогда не линейное и не плоское», заявила Шульман.

Представители третьего сектора иногда говорят, что они давно второй, а может быть и первый сектор экономики. И в этом есть справедливость, если это применить не к сегодняшнему моменту, а к завтрашнему, подчеркнула Шульман.

Политолог считает, что НКО не только посредники между «добрым спонсором и несчастным нуждающимся в деньгах», но и поставщики социальных услуг. Их ценность в том, что это добровольные объединения людей вокруг проблемы, которая кажется им достаточно важной, чтоб жертвовать на ее решение свои ресурсы. 

Если посчитать количество людей, которые заняты в сфере здравоохранения и образования, то получится значительная страта населения, говорит Шульман: «Это трудоемкая отрасль с постоянно возобновляющимися потребностями. Организации, которые смогут к ним адаптироваться, будут и источниками экономического роста, и инструментами поддержания гражданского мира».

По словам Шульман, есть три компонента, которые не дают гарантий, но повышают шансы на достижение любой цели: наличие организации или объединения людей с общими интересами, правовая составляющая и публичность.

«Масштабы изменений, которые необходимы в медико-социальной сфере, невероятные и неподъемные. Ни государство не решит их без некоммерческого сектора, ни некоммерческий сектор без государства», — заявила учредитель благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер.

Фонду «Вера» удалось добиться выделения федерального финансирования на паллиативную помощь и изменения уголовного кодекса в части работы врачей с опиоидными анальгетиками. При этом на федеральном уровне изменения есть, а в регионах паллиативной помощи как не было, так и нет, говорит Федермессер.

По ее словам, у людей появилось понимание, на что они имеют право, и знание, что в конце жизни можно достойно уйти, получив помощь от государства. Появился общественный спрос на системную работу фонда, а затем и законодательная база. Но проблема еще остается — в паллиативной помощи есть нехватка медиков и социальных работников.

Сегодня Федермессер занимается задачей по нормализации жизни людей в психоневрологических интернатах. Она говорит, что по этой теме нет законодательной базы и большой общественной поддержки, но есть понимание проблемы чиновниками и общественные организации, которые ей занимаются. «Каждый раз мы натыкаемся на протест со стороны общества, что нам рядом не нужны такие, предполагаемо опасные, люди», — говорит эксперт.

По словам Федермессер, в сферу НКО приходят люди, которые сами столкнулись с проблемой и поняли, что государство не предлагает пути ее решения. Они понимают, что не одни, и начинают объединяться. «Нужно не бояться делать первый шаг», — советует она. 

Федермессер считает, что для выстраивания системной работы нужно объединять организации, в которых работают активные люди. Но это сложно, потому что в них, в основном, работают лидеры, которые «знают, как правильно».

Системная помощь начинается с индивидуальных случаев, говорит Федермессер. Например, в Башкирии она посетила Аскинскую пещеру и предложила сделать эту достопримечательность доступной для людей с инвалидностью. Федермессер считает, что если показывать, как такие проекты меняют жизнь людей, то мы окажемся в стране, где нельзя иметь магазин, ресторан или театр, куда не может прийти человек с инвалидностью. 

«На протяжении многих лет мне казалось, что мы входим в ситуацию четкого взаимодействия с государством, но сейчас я вижу обратную ситуацию. Закон “об иностранных агентах” — это огромный риск для истребления третьего сектора. Организации перестанут зарождаться, потому что если твоих коллег признают иностранными агентами, то ты воздержишься от работы. Мне кажется, что для выстраивания системной работы важно, чтобы нам не мешали», — подчеркнула Федермессер.

1 из 10

Координатор поисково-спасательного отряда «ЛизаАлерт», депутат Госдумы Олег Леонов рассказал, что недавно отряд преодолел цифру в 40 тыс. заявок на поиски с начала года. Каждый день они получают по сто заявок, а в пиковый сезон — по 500–600. «Мы обязаны их отработать с одинаковым качеством и не можем стать причиной гибель хотя бы одного человека, но заявки всегда опережают наши возможности», — говорит Леонов.

По его словам, отряд оптимизирует процессы, используя передовые технологии — нейросети, big data и беспилотную авиацию. «Мы обязаны быть системными. Если ты не системен, то где-то ошибешься, а мы этого не хотим», — говорит депутат.

Помимо «ЛизаАлерт», в России есть и другие поисковые отряды, говорит Леонов, но их трудно объединить. Для общей координации и помощи активисты создали Центр поиска пропавших людей, которая обучает волонтеров, помогает с оборудованием и взаимодействует с государством. 

Генеральный директор Фонда президентских грантов Илья Чукалин, рассказал, что за четыре года работы фонд поддержал 20 тыс. проектов на общую сумму 41 млрд рублей. На сайте фонда можно высказать мнение о результатах каждого из них. «Оценка проектов для нас важна, чтоб понять, у кого получилось, а у кого нет и почему. Сейчас 80% считаются успешно реализованными, а у 3% совсем не получилось. Мы изучаем эти истории, чтоб в дальнейшем сделать грантовую поддержку еще более эффективной», — рассказал он.

По словам Чукалина, оценка показывает, в каких проектах не предлагается системных решений. Большинство из них закрывают проблемы, которые государство могло бы быстро решить самостоятельно. «Много организаций занимаются сбором документов за людей, нуждающихся в помощи. Это абсурдная ситуация», — рассказывает Чукалин.

Он считает, что грантовую поддержку часто путают с системой госзаказов. Фонд только создает возможности для самореализации людей, у него нет задачи решить конкретные социальные проблемы, подчеркнул Чукалин, платформа пытается оценивать и поддерживать некоммерческие организации, если они предлагают решения социальных проблем.

Генеральный директор Благотворительного фонда Владимира Потанина Оксана Орачева отметила, что ни одно системное решение не может возникнуть в финансово неустойчивой организации, которая живет исключительно на гранты, и напомнила, как важен вклад в целевые капиталы. В октябре 2021 года Фонд Потанина создал эндаумент на сто миллиардов рублей.

«Грант может расслабить, пока он есть. Но еще за это время можно раскрутиться за счет бесплатной медийной поддержки, выстроить коммуникацию с властью или бизнесом. Каждый решает это сам для себя», — говорит Илья Чукалин.

Он рассказал историю лауреата Нобелевской премии и изобретателя графена Константина Новоселова, который впоследствии стал художником: «Сложнее всего жить после получения Нобелевской премии, потому что не понятно, как дальше жить, если ты получил высшее общественное признание. Так и с грантами — это окно возможностей, которыми можно пользоваться. Или почитать на лаврах».

Директор фонда «Центр гражданского анализа и независимых исследований» Светлана Маковецкая заявила, что системность работы НКО заключается в видении уязвимых групп населения: «В прошлом году Общероссийский гражданский форум построил матрицу, состоящую из тех, кто не попал в область государственных мер поддержки. Например, молодая семья студентов, застрявшая в общежитии».

Маковецкая считает, что НКО необходимо освоить имеющиеся в законодательстве формы участия граждан в принятии решений: оценки регулирующего воздействия, общественные слушания и советы, административные регламенты. «Мы переделали за два года 192 нормативно-правовых акта федерального уровня иногда потому, что были единственные, кто отреагировал», — заявила она.

По словам Маковецкой, государство общается с «цифровым образом человека со статусом», который ходит в МФЦ или зарегистрирован на Госуслугах. Особенность НКО в том, что они представляют интересы реальных людей. 

Часто организации не готовы к разговору с государством, потому что сталкиваются с безграмотностью чиновников на местах, говорит Маковецкая. Также, по ее словам власти иногда недооценивают степень устойчивости НКО: «Они готовы вкладываться в конкретно страдающего котенка или одинокую маму, но не в бухгалтера фонда».

«Нужно демонстрировать гражданам, которые являются нашими основными и естественными лоббистами, не наши проблемы и жертвы, а преимущества того, во что мы верим. Наша ценность в том, что мы всегда за достоинство человека и государства. Человек в нашей стране должен жить по-человечески», — заключила Маковецкая.

Фото: АВЦ

Читайте также

Комментарии

0 комментариев