Фонд «Нужна помощь»: «Стратегическое планирование влияет на качество помощи»

  • Время на чтение:10 мин
  • Просмотров:148
  • 0
    • FB
    • VK
    • TW
    • TG
  • 8
  • 0

В марте российские фонды сообщили о резком падении количества пожертвований. Добро.Журнал поговорил с руководительницей сервиса «Ядро» фонда «Нужна помощь» Лерой Мещеряковой, которая рассказала, как НКО могут планировать свою стратегическую работу в условиях новой реальности.

— Как сейчас себя чувствует НКО-сектор?

— Он находится не в очень устойчивом положении. Сейчас особенно. Большинство фондов не используют стратегическое планирование. А оно напрямую влияет на жизнь фондов, а в дальнейшем и на качество оказываемой помощи людям. 

Неуправляемый бюджет осложняет оказание донорами системной помощи. Многие фонды не понимают, что будут делать даже не в следующем году, а в следующем месяце. 

Наша глобальная цель как организации — сделать так, чтобы как можно больше людей получили своевременную помощь. Этой стратегии подчинены все наши продукты и акции. 

— Расскажите, пожалуйста, о вашем технологическом сервисе «Ядро». Какими его инструментами могут воспользоваться фонды?

— «Ядро» — это рабочее онлайн-пространство. Зарегистрированные НКО могут анализировать там пожертвования и работать с донорами, формировать отчеты в конструкторе, а также системно планировать и прогнозировать свою работу на основе данных.  

Также там есть раздел с новостями, где фонды смогут делиться публикациями о своей работе с изданием «Такие дела» или публиковать в своем блоге.

Кроме того, НКО могут пройти верификацию и попасть в каталог проверенных организаций, чтобы собирать средства на фандрайзинговой платформе фонда «Нужна помощь». Для оперативной связи с координаторами в сервис добавлен чат, где можно обмениваться документами и получать ответы на вопросы по верификации и работе сервиса.

— Сколько НКО сейчас пользуются сервисом «Ядро»?

— Примерно 1200 зарегистрированы и 363 из них верифицированы. Большинство из них маленькие. Их размер мы определяем по количеству сотрудников, размеру годового бюджета и времени «жизни». Так и было задумано — это наша целевая аудитория. Для больших и серьезных организаций продуктовая ценность нашего сервиса гораздо меньше, чем у малых, которые, в основном, живут на гранты, мелкие донаты и волонтерскую помощь.

— Как фонд может верифицироваться в «Нужна помощь»?

— Фонд заходит в сервис «Ядро», регистрируется, подает заявку, где соглашается с нашими ценностями. Организации могут пользоваться нашими инструментами и без верификации, но чтобы собирать средства на нашем сайте, она необходима. 

Затем нужно указать данные, соцсети и прикрепить отчеты. Форма отправляется на проверку нашему координатору. Этот процесс нельзя автоматизировать. Координаторы проверяют организацию, смотрят на ее репутацию. Также для верификации есть условия — организации не должно быть меньше одного года, и она не должна собирать денежные средства на личные карты. 

— А что у вас в планах? Как сервис «Ядро» будет развиваться?

— Сейчас мы автоматизируем нашу работу с фондами — перенесли в сервис все основные функции по верификации и проверки организаций, фандрайзингу и коммуникации. Но уже во втором полугодии мы будем работать над «Ядром» как над единым сервисом и хотим сделать так, чтобы все управление было в одном окне. 

Через год в наших планах — чтобы любая НКО независимо от ее ресурсов и количества сотрудников могла воспользоваться сервисом, где будут основные инструменты не только для фандрайзинговой работы, но и для функций, которые с «Нужна помощь» никак не связаны. Мы предоставим эту возможность и не верифицированным фондам.

Хотим также реализовать донор-менеджмент. Небольшие фонды, где только один директор или волонтер и он же фандрайзер, не умеют работать с донорами. У них нет ни времени, ни ресурсов, ни порой знаний, как управлять, например, гугл-аналитикой. Их основная задача — закрыть горящие денежные потребности. Мы сделаем простую и наглядную базу доноров с руководством, как работать с этими данными. 

Изначально мы хотели создать большую унифицированную CRM-систему (прим.редакции: систему управления взаимоотношениями с благополучателями). Но когда начали общаться с большими фондами, узнали, что у них есть собственная и в нашей для них мало полезного. А в маленьких организациях будет достаточно базового уровня системы, например, когда будут только карточки «благополучатель», «услуга», «результат». Поэтому мы пока не знаем, как она будет выглядеть, чтоб иметь продуктовую ценность.

Еще у нас в планах сделать фандрайзинг-планфакт, как мы называем его в рабочем обиходе. Когда заходишь в банковское приложение, ты можешь увидеть свои доходы, расходы и аналитику по ним. Тут тот же принцип.

— В сервисе есть такой раздел «Социальное воздействие». Почему оно важно?

— Социальное воздействие — это значительные или устойчивые изменения в жизни людей, которые происходят из-за определенной деятельности государства, бизнеса и некоммерческого сектора. 

В ближайшие несколько лет мы будем развивать сервис по оценке социального воздействия и объяснять НКО, почему это важно. Есть много организаций, которые заняты локальным тушением пожаров, у них нет времени на стратегическую работу. Социальное воздействие относится к долгосрочным результатам — это стратегическая работа по анализу данных, работа всего в фонда «в разрезе».

Пока в «Ядре» можно сделать логическую модель и соединить своих благополучателей с проблемами и целевыми группами, а также увидеть общую аналитику. Это важно увидеть как для сотрудникам и донорам, так и для грантодателям. 

— Как вы определяете, над чем конкретно нужно работать сейчас? 

— Перед внедрением любой фичи (прим.редакции: полезной функции) мы опираемся и на опросы «Нужна помощь», и на наш отдел исследований. И еще самостоятельно общаемся с фондами, берем интервью, собираем обратную связь. Аккумулируем эти данные и сверяем с нашими гипотезами. Анализируем прямых и непрямых конкурентов как в России, так и за рубежом.

— А какие у вас есть конкуренты?

— В России тоже есть похожие сервисы. Например, «Теплица социальных технологий» делала виджет для оплаты для НКО. Или «Капитан грантов» — агрегатор для грантодателей. 

За рубежом таких сервисов и организаций много. Много бесплатных и платных инструментов для фондов и малого бизнеса. Мы анализировали их функционал. Они делают примерно то же самое, но иногда бывает не все понятно — ты заходишь на сайт и видишь сразу много всего.  

Так случилось, что в СНГ дешевле и лучше разработчики и дизайнеры. Таких сервисов в СНГ больше, но они лучше, потому что у наших пользователей к ним высокие требования.

В Америке все это на потоке и на другом уровне. Там не надо взращивать НКО-сектор. Если здесь я говорю, что надо повысить интерес к социальному воздействию, то там уже есть эта налаженным система и поддержка от государства. И есть понимание, как строить стратегии, работать с донорами и фандрайзить. 

У нас же фандрайзинг развивается быстро, а все остальное плетется сзади. Он бы работать лучше, если бы работа была системной и охватывала бы разные стороны.

— Как сервис учитывает пользователей с особенностями здоровья?

— Сайт адаптирован для слабослышащих и людей с нарушением зрения. Мы были бы рады, если бы волонтеры и сотрудники фондов с особыми потребностями могли написать на электронную почту, чтобы поучаствовать в нашем тестировании. Конечно, мы делали это и раньше, но не слишком глубокое. Будем рады, если кто-то сможет поучаствовать.

Изображение: Орлова Марина / freepik / «Нужна помощь»

  • 8
  • 0
  • FB
  • VK
  • TW
  • TG

Читайте также

Комментарии

0 комментариев