Пять Ань: история одной приемной семьи

  • Время на чтение:16 мин
  • Просмотров:284
  • 0
    • FB
    • VK
    • TW
    • TG
  • 5
  • 0

Чем занимаются благотворительные фонды, кроме таких очевидных вещей, как сборы на лечение детей или оказание помощи пострадавшим в чрезвычайных ситуациях? Часто фонды делают вещи, не так заметные со стороны, но такие же важные. Например, фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам» помогает приемным семьям на этапе семейного устройства и в процессе дальнейшей жизни. Волонтер фонда, победитель конкурса авторов «Добро.Журнала» Елена Мачинская - о жизни своей семьи и поддержке от «Волонтеров в помощь детям-сиротам»

- Добрый день. Это из родительского комитета. Мы собираем деньги на тетради. - Извините, а из какого родительского комитета? - Из вашего класса, из школы. - Да, я понимаю. Но в школе у меня учится четыре ребенка. - А. Я поняла. Извините. Я из класса вашей Ани! - Теперь стало уже немного проще. У меня три Ани в вашей школе. У меня три дочки с именем Аня. А если считать кошку и собаку, то Ань у меня пять. Нет, я не сошла с ума, называя всех детей и животных одним именем. Выбор имени от меня зависел только однажды – когда я подобрала кошку. А дети и собака попали ко мне уже с одинаковыми именами. Первой Анной в семье была наша собака, чихуахуа. Тогда я была второй раз замужем, и у меня росла дочка от первого брака - Надя. Мы долго думали о собаке и решили, что с нашим образом жизни мы можем позволить себе только самую маленькую собаку, с которой можно будет путешествовать. Так у нас появилась Анна - такое имя дал ей заводчик. Она рыженькая, коренастая, нос пятачком, поэтому дома мы стали звать ее Нюшей, как героиню любимого мультфильма Нади. Вскоре я рассталась с мужем – в его жизни появилась новая любовь. Я тяжело переживала расставание, но эта потеря стала для меня возможностью исполнить давнюю мечту - взять приемного ребенка из детского дома. 

На следующий день после развода я подала в опеку заявление о желании стать кандидатом в приемные родители и получила направление в Школу приемных родителей. Учиться приходилось ездить в соседний город дважды в неделю. На все уроки со мной ездила моя дочь, Надя. В то время ей было 12 лет. Посещение занятий с детьми не обязательно, но она сама захотела принять активное участие в подготовке к появлению нового члена семьи. И, как показала практика, это было не зря - в дальнейшем это сильно помогло.

Вторая Анна 

Я мечтала, что возьму маленького мальчика. Совсем грудничка я брать не хотела, предполагала, что должна продолжить работать - руководить IT-компанией, созданной вместе с мужем. Задач было много и мне было интересно. Я работала из дома, поэтому мне казалось, что я смогу легко совмещать воспитание ребенка и работу. Поэтому я искала мальчика пяти-семи лет, который сможет ходить в детский сад или школу. Через два месяца я закончила Школу приемных родителей и собрала все необходимые документы: справки о здоровье, о несудимости, с работы. Органы опеки проверили состояние моей квартиры и выдали разрешение быть опекуном. И уже на следующий день я неслась за направлением на мальчика, который приглянулся мне на одном из сайтов. Но в опеке меня ждало разочарование: сотрудница сказала, что мальчик имеет ряд тяжелых психических нарушений, умственную отсталость и еще много диагнозов. Сейчас, спустя семь лет, я бы не остановилась и пошла знакомиться с парнем. Но тогда я, действительно, испугалась. Сотрудники опеки начали уговаривать меня познакомиться с девочкой, которой было почти 12 лет. Сперва я отказывалась, потому что не хотела такого взрослого ребенка. В опеке знали, что я - волонтер благотворительной организации, которая ищет семьи для детей-сирот. Поэтому мы договорились, что с девочкой я все-таки познакомлюсь, но только для того, чтобы найти ей родителей. Так я встретилась со второй Аней. В первые пять минут знакомства она попросила забрать ее из детского дома, и я не смогла сказать «нет». Через 15 минут мы стояли за воротами детского дома с вещами - ей разрешили пойти ко мне в гости. Оказалось, что Аня не умеет читать и считать и общается с родственниками, которые связаны с криминальной средой. Она унаследовала тюремный стиль общения, пила, курила, материлась, дралась и не хотела учиться. Если бы не помощь психологов и волонтеров благотворительного фонда, а также личное участие президента фонда Елены Альшанской, история могла бы на этом закончится. Но благодаря их поддержке я вскоре забрала вторую Аню навсегда.

Третья Анна 

Третья Анна пришла в мою жизнь еще более неожиданно. Одним февральским утром я пила кофе и читала ленту в фейсбуке. Кто-то постил котиков, кто-то рассказывал о жизни своей семьи, кто-то спрашивал совета. Один пост моей знакомой звучал так: «Помогите! Сегодня в час дня девочку девяти лет возвращают из приемной семьи. Подхватите кто-нибудь, иначе ребенок попадет в детский дом». Я мысленно пожалела девочку и прокрутила ленту дальше. Спустя час я снова открыла социальную сеть и опять увидела этот пост. В комментариях шло активное обсуждение, но никто не был готов забрать ребенка прямо сейчас. Пару часов я следила за ситуацией в комментариях. А потом написала: «Если никого не найдете, я могу взять девочку временно, пока будут искать семью». Через пять минут мне позвонила автор поста и закричала в трубку: «Лена, приезжай скорее, опека согласна отдать тебе ребенка временно, нужен только паспорт и акт обследования жилья». Оказалось, что опека, где возвращают девочку, была недалеко от моего дома. Я успела приехать за пять минут до назначенного часа «икс». - Ну что, - спросила сотрудница опеки, - будем оформлять или сперва познакомитесь? - Ну там не монстр же? – пошутила я. - Да нет, конечно, хорошая девочка. - А, да, кстати, а как зовут хорошую девочку? - Аня. Через пять минут в кабинет вошла испуганная девочка с двумя длинными толстыми косами ниже талии. Несколько недель спустя мы всей семьей приняли решение остановить поиски семьи для третьей Анны и оставить жить ее с нами. Проблемы начались позже: у третьей Ани оказалось тяжелое посттравматическое расстройство. Мне снова пришлось обращаться в фонд за помощью - очные и дистанционные консультации психологов помогли ребенку преодолеть расстройство, а мне - не выгореть. За те несколько лет, как у меня появились приемные дети, я все больше и больше «срасталась» с фондом. Не только как получатель помощи, но и как волонтер. С семьей мы участвовали в благотворительных акциях по сбору помощи в торговых центрах, делали игрушки для ярмарок, оказывали финансовую и транспортную помощь. Однажды я решила записаться на обучающий курс «Временная приемная семья». Люди, прошедшие обучение, могут принимать детей на короткое время, если по каким-то причинам о них не могут позаботиться близкие родственники. Так в нашей семье появилась четвертая Анна.

Четвертая Анна 

Аня приехала с мамой из Казахстана в Россию. В Москве маму ждал жених, гражданин Азербайджана. Они познакомились на одном из сайтов знакомств. Жили на съемной квартире. Мама работала, Аня росла, в семь лет пошла в школу. Через несколько лет маму стали беспокоить боли в спине. Без страховки и денег на обследования и лечение, мама продолжала работать через боль. Однажды она потеряла сознание и ее коллега вызвала ей скорую. В больнице сразу дали направление в хоспис – четвертая стадия онкологии, тяжелые неоперабельные метастазы во всех органах. Вскоре соседи привезли в хоспис и тринадцатилетнюю Аню. Какое-то время она жила там, прямо в палате с мамой. Правила хосписа позволяют близким родственникам оставаться с рядом с больными даже ночью. Мамин жених очень хотел, но не мог забрать Аню к себе. Юридически он ей не отец и находился на территории России без необходимых документов. Он заверял, что любит и заберет Аню, как только сделает документы и сможет оформить опеку. Но опекун нужен был немедленно - мама умирала, а Ане грозила депортация. Фонд решил помочь сделать документы маминому жениху, а Аню временно поселить ко мне. К тому моменту в моей жизни, помимо Нади и двух приемных Ань, появился Дима - мой молодой человек. Мы уже жили вместе. Как только мы узнали о ситуации с ребенком, немедленно решили поехать за девочкой. В больнице я узнала, что ее тоже зовут Аня и не поверила своим ушам. Вопреки прогнозам врачей, ее мама прожила еще полгода. Все это сложное время с нами были сотрудники фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», которые помогали решать все возникающие вопросы. Заботу о самой Любе взяли на себя сотрудники фонда «Вера». В итоге, несмотря на то, что фонд выделил юриста для решения проблем с документами, человек не стал ничего делать. Вскоре мы узнали, что у него появилась новая любовь. Так временная семья четвертой Ани превратилась в постоянную.

От Нюши до Нэнси 

Последней, пятой Аней, стала кошка. Однажды я пошла в опеку сдавать отчеты по приемным детям. Когда отправилась домой, за мной, прямо от дверей опеки, пошла молодая кошка. Она бежала по моим следам до машины, жалобно мяукая. Как только я открыла дверь, она запрыгнула в машину и спряталась под сиденьем так, что я не могла ее достать. Стоило мне сесть за руль, как она моментально вылезла, запрыгнула мне на колени, лизнула меня в щеку, свернулась клубком на коленях и уснула. В общем, мы поехали домой. - Как назовем-то? – спросила я дома. - Мам, ну кого ты нам вечно из опек приводишь? – философски спросила Надя. – Ну вот так и назовем. Анна Пятая. Меня часто спрашивают: «Как вы не путаетесь? Когда кричите Аня, то прибегают сразу все?». Конечно, нет. У каждой есть свое имя, производная от имени Аня. Собаку мы стали звать Нюша, Анну Вторую так и оставили Аней, Анне Третьей нравится, когда ее зовут Нюра, четвертую зовем Нютой. Ну а кошку мы зовем Нэнси. Мы – счастливы вместе. И во многом это стало возможным только благодаря тому, что нас всегда сопровождали волонтеры и сотрудники фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

Программа «Семейное устройство» Благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» помогает детям найти семью, а родителям принять ребенка. Те, кто готов стать временной поддержкой для ребенка и его семьи, чтобы дети не попадали в сиротские учреждения, могут пройти обучение в Школе приемных родителей «Дети в семье». Любые вопросы, касающиеся семейного устройства, можно задать консультантам информационного центра фонда по телефону 8 (800) 700-88-05. Фонд постоянно нуждается в различной волонтерской помощи - от физической работы на пунктах сбора помощи до оказания профессиональных юридических и психологических услуг подопечным. Жители Москвы и Подмосковья, желающие стать волонтерами фонда, могут узнать о имеющихся вакансиях по этой ссылке. Волонтерам из других регионов нужно заполнить эту анкету.

  • 5
  • 0
  • FB
  • VK
  • TW
  • TG

Читайте также

Комментарии

0 комментариев