«Когда вижу раненое животное, чувствую отвращение к людям»: как сёстры-двойняшки и их мама дарят надежду бездомным кошкам и собакам - Добро.Медиа
Блоги
01.02.2023

«Когда вижу раненое животное, чувствую отвращение к людям»: как сёстры-двойняшки и их мама дарят надежду бездомным кошкам и собакам

По статистике, каждая семнадцатая кошка или собака в России живут на улице. Отлавливать и стерилизовать их дорого. При этом, несмотря на законодательные запреты, почти каждый день в СМИ появляются новости об очередном рейде отстрела или о замурованных в подвалах животных. Но есть и те, кто дарит уличным котам и псам дом или хотя бы надежду на жизнь без голода и мучений. Корреспондент Добро.Журнала Дарья Елина встретилась с семьёй из Рязани, в которой даже дети считают спасение бездомышей своей миссией. 

Вместо гаджетов и свиданий – кошки и собаки

Раз в месяц Тимонины – папа, мама, сёстры-двойняшки Саша и Таня – загружают в машину десятки килограммов корма для животных и едут в Рязань, где находится приют «Зверополис». Добираться до него из небольшого города Михайлова, где живёт семья, – 60 километров. Далековато, но это ближайшее место, где можно помочь бездомным животным.

Здесь обитает около 60 собак и 20 кошек – зверей привозят со всей области. Хозяева приюта приходят, чтобы покормить их и убраться, но живут в другом месте. Поэтому о каждом визите в «Зверополис» Тимонины договариваются заранее. Владельцы никому не дают ключи, даже не публикуют адреса – боятся, что в их отсутствие мародёры разгромят и так небогатое хозяйство. Раньше в «Зверополисе» был постоянный сотрудник, но сейчас пожертвований на его зарплату не хватает. Крутятся, как могут. Поэтому любая помощь для приюта – уже счастье. 

Корм, который привозит семья, собирают подростки – 14-летние сёстры-двойняшки Саша и Таня. Ходят по школьным классам, рассказывают о приюте учителям, ученикам и их родителям. Те откликаются и передают девочкам упаковки корма. Сёстры приносят его домой и вместе с родителями раз в месяц отвозят в приют.

Почему подростки на переменах вместо игр с друзьями и просмотра смешных видео ищут пропитание бездомным животным? Зачем уговаривают родителей взять домой из приюта ещё одну кошечку, а не купить новый гаджет? Чтобы понять это, я встретилась с этой семьёй на форуме добровольцев.

«Боль нашей семьи»

В фойе у большого окна сидят трое: две девочки и их мама. 

«Животные – боль нашей семьи, – рассказывает мама Мария, и я подмечаю на её рубашке принт из грациозных гепардов. – Сколько себя помню, у нас всегда были коты-собаки, часто покалеченные».

О волонтёрстве сёстры Саша и Таня знают с детства, ведь их мама работает куратором молодёжного движения. Девочки ходят с ней на добровольческие акции. Ещё в начальной школе они танцевали перед подопечными дома престарелых, ездили на турслёты.

Привычка помогать есть у обеих, но к людям двойняшки относятся по-разному. Кареглазая Таня в чёрном пиджаке смотрит на меня серьёзно и даже немного холодно. Во взгляде Сашиных серых глаз сквозь пелену робости пробиваются озорные искорки.

Саша – экстраверт, воспитывает малышей в школьном педотряде и не прочь подраться с мальчишками, если они кого-то обидели. Воспитанники называют Сашу «мамой». Таня – скорее интроверт. Она отличница, не любит шумных компаний и уже сейчас знает, в какой вуз будет поступать. 

«Сначала хотела быть ветеринаром, – говорит Таня. – А потом решила всё же стать хирургом для людей. На увечья животных я не могла смотреть без слёз. Оперировать людей мне будет спокойнее».

Мария пересказывает забавные истории о питомцах семьи, перечисляет их клички, и я понимаю: многих из животных больше нет. «Сложно ли переносить утраты любимых питомцев?» – спрашиваю я. И тут же осекаюсь: Танины карие глаза, которые ещё минуту назад смотрели на меня хладнокровно, в момент начинают блестеть. Секунда – и по щекам текут слёзы. Машинально хватаю девочку за ледяную ладошку. 

«Не пла-ачь», говорит ей мама, но я вижу, что у самой Марии и у Саши в глазах тоже стоят слёзы.

Некоторые истории животных связаны с человеческой жестокостью. Например, пропавшего кота Феликса спустя два года нашли с разрубленным носом. 

«Когда я вижу раненое животное, чувствую отвращение к людям, которые это сделали, – серьёзно говорит Саша, опуская глаза в пол. – Я считаю, несправедливо, что у собак и кошек на улице такая тяжёлая жизнь».

«Нет шерсти – только тонкая кожица»

Сейчас у Тимониных живёт две собаки, кот и две кошки. Последних взяли из приюта – так и началось их знакомство со «Зверополисом». Два года назад девочки увидели в соцсетях ролик. В нём просили приютить кошку.

«Девочки меня два часа «вымораживали»: «Ма-а-ама, возьмём кошечку!»» – женщина смешливо переглядывается с дочками, они улыбаются в ответ.

Тимонины приехали в «Зверополис» и увидели, как в старых вольерах живут десятки беспородных животных, многие – с увечьями. Особенно запомнилась девочкам собака по кличке Матрёна, с которой живодёры сняли скальп.

«На голове нет шерсти – только тонкая кожица, – рассказывает о ней Мария. – Живёт одна в вольере, и выпускать её к другим животным опасно – иначе подерут. Хозяева приюта хотят пристроить её, но никто не возьмёт. И мы взять её не можем, с нашим зверинцем ей не ужиться».

Тимонины забрали кошку и продолжили помогать приюту. Сёстры рассказывали о «Зверополисе» на переменах. Их поддержала руководитель школьного волонтёрского отряда. Женщина помогла организовать ящики для сбора корма и предупредила родителей учеников.  

Вскоре к девочкам присоединились и другие волонтёры-школьники. За год собрали 540 килограмм корма, 15 лежанок и 40 пачек наполнителя для лотков. Родители учеников узнали, что Тимонины помогают животным. Теперь, встречая на улице бездомную кошку или собаку, они сразу звонят Марии.

«Приют далеко, а потеряшек в Михайлове много, – говорит мама девочек. – Недавно подобрали безглазую кошку с больными лапами, хотели взять себе, но наши звери её не приняли. Я отвезла в приют, а там вздыхают: денег на стерилизацию не хватит. Я, конечно, заплатила – только бы бедняга не сидела на морозе, только бы её не лупили! А такие ведь через куст прячутся!»

Тогда Мария поняла, что сбора корма недостаточно – приюту нужны хотя бы новые вольеры. Чтобы найти средства, Тимонины все вместе написали проект и подали заявку на Международную премию добровольчества «МЫВМЕСТЕ». 

«Смотрят в глаза – и сердце сжимается»

Так появился «Дом надежды» Саши Тимониной. Именно её отправили защищать заявку, как самую активную. Могли и бы всей семьёй поехать, но по условиям конкурса автор должен был быть один. 

На грантовые деньги попросили пять готовых вольеров и материалы для будок, которые мальчики сколотят на уроках технологии. В ноябре объявили, что проект вышел в финал.

«Я говорила с другими финалистами детской номинации и восхищалась ими, не думала, что выберут меня, – вспоминает Саша. – Когда на сцене назвали моё имя и попросили произнести речь, все слова тут же выветрились из головы! Я стояла и ничего не видела».

В марте в Михайлов придут грантовые деньги. На них семья закупит вольеры и стройматериалы.




Что еще почитать?

Показать ещё

Оглавление

Сервисы