«АрхеоМост»: как крымские активисты спасают пещерные города

  • 13 декабря 2021
  • Время на чтение:11 мин
  • Просмотров:83
  • 0
    • FB
    • VK
    • TW
    • TG
  • 0
  • 0

В 2020 году проект по сохранению исторических памятников Крыма «АрхеоМост. Путь к древнему Крыму» стал одним из победителей Всероссийского конкурса волонтерских инициатив «Доброволец России».

В проекте «АрхеоМост. Путь к древнему Крыму» участвуют больше 200 волонтеров. Они очищают от мусора и граффити пещерные города, которые не до конца изучены. Как проходят экспедиции и в чем проекту помог конкурс «Доброволец России», Добро.Журналу рассказал соорганизатор проекта Роман Колчак.

— Почему вам близка тематика проекта — помощь пещерным городам?

— В этом много туризма, а я увлекаюсь им с детства. Родители были туристами, много путешествовали и с 4–5 лет брали меня с собой. Благодаря этому я был в Польше, Чехии и других странах, пожил на холодном Севере и в Донецке, посетил много российских городов: от Санкт-Петербурга до Якутска. Когда повзрослел, много ездил на Северный Кавказ заниматься альпинизмом. Туризм, путешествия, природа помогают выбраться из городской рутины и набраться впечатлений. 

— Как вы попали в «АрхеоМост»?

— Случайно узнал о нем пять лет назад. Позвали поучаствовать — приехал, поучаствовал, и все очень понравилось. Тогда и подружился с создателем, идейным вдохновителем проекта — священником, отцом Михаилом. Он хорошо знает пещерные города: родился в Бахчисарае, занимался городами Бахчисарайского заповедника и с 90-х участвовал в аналогичном проекте. Спустя год мы вместе стали работать над проектом. Я попробовал и понял, что это мое! То направление, в котором всегда двигался: единение с природой, культурой, древними святынями, к которым так и тянет, интерес к прошлому. У людей загораются глаза от понимания того, с каким монументальными ценностями можно соприкоснуться в рамках проекта. Еще несколько лет назад эти святыни, пещерные системы были в полном запустении, но благодаря нам их состояние значительно улучшилось. При этом они сохранили первобытную атмосферу, которая нас так радует и манит.

— Как вы считаете, почему важно работать над обликом древних городов?

— Без знания о прошлом нет знаний о будущем. Поэтому важно знать нашу историю такой, какая она есть. Знать эти города без всякого вмешательства со стороны. Без кощунства в виде мусора от других туристов и граффити на скалах. Граффити — тоже культура, искусство, но неуместное для исторических памятников. Эти города посещает много туристов — они благодарят нас за проект, а это значит, что мы на верном пути. Я тоже благодарен проекту, ведь для меня он был одним из источников мотивации, чтобы восстановиться после инсульта в прошлом году. Хочется продолжать свое дело.

— Как «АрхеоМост» помогает сохранить аутентичность этого наследия?

— Летом проводим экспедиции по 5–7 дней, во время которых очищаем от мусора, а древние стены — от грязи. В этом году в пещерные города было две экспедиции. Первая — в Тепе-Кермен, который, как предполагают, существовал с VI по XIV век. С крымско-татарского название переводится, как «гора-крепость». Вторая — в Мангуп-Кале: полуразрушенные стены последней провинции Византии, возле Бахчисарая, на горе Баба-даг («Отец-гора»). На Мангупе также помогли археологам — замывали выкопанные слепки. В предыдущие годы были в известном древними монастырями Качи-Кальоне и в Бакле — укрепительном сооружении поселения III века.

В экспедицию ходит 70–80 человек – люди почти со всей страны: военные, учителя, менеджеры, юристы, даже люди с ОВЗ, которые помогают наравне с остальными. С собой у нас есть все необходимое для жизни на природе: палатки, спальные мешки, компасы, котелки, вода и прочее.


— Как вы освобождаете древние города от мусора и граффити?

— Что касается мусора, то мы собираем попавшиеся банки, бутылки, упаковки и складируем пакеты в машину, которая везет их на выброс. А что касается граффити, то все зависит от надписи, рисунка: во всю стену или маленький, баллоном или фломастером, смолой или углем. На Мангупе встречаются граффити с слонами, котами, а где-то просто «здесь был Вася». Счищаем все водой, щетками. На скале, на том же Мангупе кто-то лет пять назад вырезал большой оккультный символ — отпиливали 2–3 дня. Помимо ценителей природы, истории, культуры, эти места привлекают адептов всякой мистики. И на то есть причины — здесь полно древних храмов, где проходили службы, с их загадками, тайнами. Так, в Качи-Кальоне в стороне от основных маршрутов мы нашли древний могильник с человеческими костями.

Когда наводим порядок, также иногда встречаем надписи, зарисовки времен Великой отечественной войны и старше — их не трогаем, оставляем как реликвии. 

Вся эта уборка, чистка — лишь одна сторона экспедиции, общественно полезная. После этого мы активно отдыхаем и проводим время с пользой уже для себя — утро начинаем с практической работы, а вечером закрепляем ее духовным трудом.

— Как отдыхаете после проделанной работы?

— Сначала обедаем: на кострах варим перловку и другие каши, супы, греем чай. Потом на фоне живописной природы одни проводят для других мастер-классы, семинары: по археологии, скалолазанию, фотографии, живописи. Смотрим спектакли, мини-концерты. В экспедициях участвует труппа московского «Волшебного театра» и группа волонтеров-музыкантов, с арфами, ударными, духовыми. Сцену мастерим сами — для этого специально берем с собой доски, бруски, уголки и прочие материалы. Иногда делаем импровизированную сцену в глубокой пещере и смотрим «театр теней»: например, как в свете прожекторов тени наших актеров изображают периоды жизни человека, начиная с детства. Вечера по традиции часто завершаем песнями у костра под гитару. 

— Как проекту помогла победа в «Добровольце России»? 

— Мы выиграли грант в 1,5 млн рублей и потратили его на снаряжение и оборудование — рюкзаки, аккумуляторы и прочие электроприборы, веревки, материал для сцены, провиант и многое другое. Благодаря победе мы получили информационную поддержку, которая нам помогла. Нам предложило сотрудничать региональное министерство труда и социальной политики. Теперь направляет к нам новых волонтеров. Также наладили связь с добровольцами из многих НКО — они охотно пошли с нами в экспедицию и дали мастер-классы по первой помощи пострадавшим на скалах.

— Какие планы у «АрхеоМоста»?

— Мы собираемся переходить на уровень выше и активно привлекать корпоративных волонтеров, волонтеров из бизнеса. Уже есть предприятия, которые хотят с нами сотрудничать. Их добровольцы, которые пойдут с нами, примкнут к нам и расскажут об этом своим коллегам, и, уверен, те тоже присоединятся и расскажут следующим. Будем надеяться, что скоро нас станет еще больше.

Справка

В 2020 году грантовый фонд Всероссийского конкурса волонтерских инициатив «Доброволец России» составил 90 млн рублей. Конкурс собрал 53 тыс. заявок в 14 номинациях. В финал прошло 210 проектов, призерами стали 105 участников. «Доброволец России» — часть платформы «Россия – страна возможностей» и национального проекта «Образование». Организаторы — Ассоциация волонтерских центров, Росмолодежь и Роспатриотцентр.

Номинацию «Вдохновленные искусством» поддерживает фонд «Искусство, наука и спорт», созданный в 2006 году. Проекты фонда направлены на развитие культуры и создание креативной среды в малых промышленных городах предприятий компании «Металлоинвест» (культурная платформа «АРТ-ОКНО»), развитие некоммерческого сектора (программа «НКО-СОКРАТ») и рост вовлеченности в спортивные процессы (#ВСЕНАСПОРТ).

Инициативы фонда помогают местным жителям развивать лидерские качества и удерживают молодежь в малых городах. Федеральная программа фонда «Особый взгляд» направлена на развитие инклюзивной среды в России и комплексно решает проблемы незрячих и слабовидящих людей.

Читать далее

В Новосибирске волонтеры обеспечивают продуктами четыре тысячи человек

Читайте также

Комментарии

0 комментариев