Виталий Бианки: с биноклем через чащу - Добро.Медиа
Стиль жизни Классическое добро Книги Персона
10.06.2024

Виталий Бианки: с биноклем через чащу

Виталий Бианки – знаменитый писатель-натуралист. Он подарил нам чудные сказки и рассказы.

Звери, птицы и насекомые открыли читателям глаза на удивительный мир. «Будьте любопытными!» – кричала каждая страница. Виталий Бианки у каждого свой.

Виталий Бианки: с биноклем через чащу

Писатель умер 10 июня 1959 года, но его книги пережили несколько поколений. Это неудивительно: леса и их обитатели интересны всем. Почему Виталий Бианки ненавидел слово «природа», каким был его характер, как он относился к Пришвину и к охоте – читайте в нашем материале. Редактор Добро.Медиа взял интервью у внука известного литератора, чтобы познакомиться с Бианки поближе.

Александр Михайлович Бианки – историк-археолог, исследователь дольменов и древних культовых сооружений. Внук писателя Виталия Бианки и хранитель его архива. Планирует открыть музей своего деда в городе Боровичи под Новгородом.

Автор книг о природе: писательское и личное

Добро.Медиа:

Александр Михайлович, есть авторы, которые любят читать вслух: своим знакомым, родным и не только. А есть совсем другие: они предпочитают, чтобы их читали про себя, когда перед глазами лежит текст. К какой группе принадлежал ваш дед?

Александр Бианки:

К первой: он очень любил читать всем вслух. Я помню празднование 60-летия деда: к нему бесконечно приводили каких-то детей, он им читал, и всё это снимали. Ну и я там, соответственно, тоже был. Ему всегда важно было понять, как звучит написанное – да это важно любому автору, я думаю. Пусть даже слушатель не сумеет высказать, что и как.

Виталий Бианки: с биноклем через чащу

Фото: Lori

Добро.Медиа:

Дед брал вас с собой на природу? В какие-то любимые места, которые появлялись в его произведениях.

Александр Бианки:

Дело в том, что на моей памяти дед был всегда больной. Я ведь родился, когда ему было 50 с чем-то лет, и у него уже плохо было со здоровьем. Собственно говоря, плохо было уже до войны, поэтому он был освобождён от армии. При мне он уже еле ходил. И поэтому, когда дома появлялись деньги (это было не часто), один отставной военный возил деда на своей «Волге» – тогда это была большая редкость. Ну, и меня тоже забирали из детского сада, из школы, да и просто возили подышать воздухом. Если было много времени (а точнее, много денег), то возили далеко – в Ораниенбаум, в Царское село. Дедушкины ученицы возили иногда в Лисий Нос (посёлок на берегу Финского залива), где они просто общались с ним – но он даже не мог подняться на второй этаж дома: слишком была крутая лестница. Если вспомнить ещё раньше, то дед ездил в Новгородскую область. Предоставлялась подвода, на которой везли все вещи: и книжки, и ложки, и одежду, и посуду, и дневники. А потом ещё двадцать километров шли до избы, которую снимали…

Читайте также:
Как бороться с глобальным потеплением и изменением климата?
read-more.png

Добро.Медиа:

А бывали какие-то случаи, когда вы приезжали к деду (например, летом), и он вам рассказывал истории из жизни?

Александр Бианки:

Нет. Вопросов ему никто таких не задавал. Знаю, что дед сидел семь раз, бывал в ссылке. Как-то раз я спросил у него что-то про гражданскую войну. И он сказал, что особо не воевал – два раза болел тифом, таким и сяким. И всё. Мы ведь до сих пор подробно не знаем, что же там было.

Добро.Медиа:

Но на чьей стороне он сражался – это же известно?

Александр Бианки:

Да. Он защищал Самару от большевиков. Был левым эсером. Ещё студентом его забрали в военное училище, потом служил в Царском Селе, охранял памятники культуры. Видел и царскую семью: это мне потом передал его брат, который надолго его пережил. Кстати, дед даже с девочками Романовыми общался. А потом его военная часть была переведена на Волгу, и под Самарой в маленьком городке у него родился сын. Всю гражданскую войну с женой, няней и ребёнком болтался где-то по Казахстану. А потом ему всё это надоело – примерно во время пришествия Колчака. Дед в итоге снял погоны, взял себе выдуманную фамилию (Белянин) и сказал, что он вовсе не офицер, а рядовой, и что в армию его забрали насильно. В итоге оказался в Бийске – маленьком городке на Алтае. Там было относительно спокойно. Дед преподавал в школе, работал в музее. И как раз там он начал, похоже, по-настоящему осознавать, что хочет быть писателем… Он развёлся, снова женился, а в конце 1922 года вернулся в Питер, решив заняться наукой…

Виталий Бианки: с биноклем через чащу

Фото: Lori

Читаем Бианки: следы науки на литературных тропинках

Виталию Бианки наука помогала всю жизнь. Писатель разбирался в птицах (его отец был орнитологом) и в насекомых. Более того, по словам Алексея Михайловича, дед легко мог определить конкретный вид птицы по пению и полёту. Бианки – заядлый охотник и одновременно любитель природы. Но само слово «природа» ему не нравилось…

Добро.Медиа:

Кстати, почему Виталий Валентинович ненавидел слово «природа»?

Александр Бианки:

Ну, потому что оно было такое… литературно выдуманное, с его точки зрения. Он говорил просто «про лес». Вы поймите: он был человеком, который родился в лесах Северной Тайги, с детства жил на берегу Балтийского моря, Финского залива. Был на Урале, и вот, на Алтае началось творчество. И получается, что всё это была примерно одна и та же зона, с одними и теми же животными, одними и теми же растениями… И как только он уезжал из этой полосы, писать получалось не очень. Поездка на Северный Кавказ уже не принесла ничего с точки зрения творчества. Уже совсем другое! Другой климат, другая жизнь, да и птицы другие – а ведь их надо знать! Он же шёл от фактов природы. Всю жизнь ходил с биноклем на груди.

Добро.Медиа:

А у Бианки были любимые птицы?

Александр Бианки:

Не знаю. Думаю, что нет. Он любил певчих, но… нет, не думаю. Но он ведь не только о птицах и зверях любил писать, но и о насекомых. Все знают «Как муравьишка домой спешил». А в последние годы у него был забавный такой сюжет про стадион «Жукамо»! Там разные жуки, и каждый по-своему скачет, бегает… Недавно эта книжка была переиздана в Москве.

Виталий Бианки: с биноклем через чащу

Фото: Lori

Сказки о природе и общение с коллегами

В СССР писателей-натуралистов хватало. В нашей стране были и Пришвин, и Чарушин, и Скребицкий…

Добро.Медиа:

Ваш дед чувствовал какую-то конкуренцию, соперничество? С Чарушиным, Пришвиным и другими.

Александр Бианки:

С Чарушиным он дружил, я его помню прекрасно. И никаким писателем дед его не считал. Да и Чарушин себя не считал писателем: это уже современная идея. Пришвин… С Пришвиным он общался, но как писатель, по-моему, его не любил… хотя и почитал. Я знаю, что в последние годы дед прекрасно осознавал своё место в русской литературе. И конкурентов, думаю, у него на самом деле не было. Потому что все эти сентиментальные книжки о птичках, о мышках… этого он не любил, таким не интересовался. Он создавал сюжетные вещи про зверей, каждый раз необычные. Ведь он писал как бы изнутри природы, а не с точки зрения гостя!

Добро.Медиа:

Да-да, это заметно.

Александр Бианки:

Ведь кто такой Пришвин? Пришвин – это охотник, который пришёл в лес. Я не знаю, насколько много они лично общались. Но, во всяком случае, дома у нас была собака, подаренная Пришвиным. Правда, это было ехидство с его стороны, потому что собака была уже ни на что не годная, для охоты не подходила. Но красивый такой сеттер.

Читайте также:
Что взять на пикник: проверенные рецепты закусок и напитков
read-more.png

Книги Бианки: наследство, которое мы получили

Виталий Бианки был известен на весь Советский Союз, но мемориальную табличку в его честь установили только в 1990 году. Внук писателя живёт как раз рядом с ней. Сегодня он продвигает идею музея Виталия Валентиновича в Новгородской области. Конечно, важны не столько памятники и музеи, сколько его книги: наследство Бианки до сих пор переиздаётся и радует читателей. 

Добро.Медиа:

Что нового выходит? Или старого?

Александр Бианки:

Недавно в Москве вышла замечательная книжка «Мышонок Пик и другие рассказы», с иллюстрациями. Там рисунки Формозова: был такой замечательный московский биолог, который прославился монографией про роль снежного покрова. И он умел рисовать именно так, как принято было в начале века – дотошно, точно, очень живо. Вот эти все нарисованные вещи собрали в одну книжку и издали. А вообще, часто выходят книжки с иллюстрациями, но они, к сожалению, не шедевры.

Добро.Медиа:

Но важно, чтобы выходили!

Александр Бианки:

Конечно. Я археолог и могу на тысячелетних фактах показать, что культура, в общем-то, старается ничего не потерять. Книжки продолжаются! И дедовы тоже выходят. А его книжку о птицах Новгородской области, я думаю, нужно издать для каждого школьника!

Ранее мы писали о дне рождения Пушкина и готовили отдельный спецпроект: советуем прочесть!




Оглавление

Сервисы